Библиотека knigago >> Проза >> Классическая проза >> Свет в августе - английский и русский параллельные тексты

Уильям Фолкнер - Свет в августе - английский и русский параллельные тексты

Свет в августе - английский и русский параллельные тексты

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Уильям Фолкнер - Свет в августе - английский и русский параллельные тексты - бесплатно (ознакомительный отрывок). Жанр книги: Классическая проза, Языкознание. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Свет в августе - английский и русский параллельные тексты.  Уильям Фолкнер  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Свет в августе - английский и русский параллельные тексты
Уильям Фолкнер

Жанр:

Классическая проза, Языкознание

Изадано в серии:

Фолкнер, Уильям. Романы #1932

Издательство:

неизвестно

Год издания:

-

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Свет в августе - английский и русский параллельные тексты"

Американский Юг – во всей его болезненной, трагической и причудливой прелести. В романе «Свет в августе» кипят опасные и разрушительные страсти, хранятся мрачные семейные секреты, процветают расизм и жестокость, а любовь и ненависть достигают поистине античного масштаба…


Читаем онлайн "Свет в августе - английский и русский параллельные тексты" (ознакомительный отрывок). Главная страница.

WILLIAM FAULKNER Фолкнер Уильям LIGHT IN AUGUST Chapter 1 Свет в августе SITTING beside the road, watching the wagon mount the hill toward her, Lena thinks, Идя у дороги, глядя, как поднимается к ней по косогору повозка, Лина думает: ' I have come from Alabama: a fur piece. "Я пришла из Алабамы; путь далекий. All the way from Alabama a-walking. Пешком из самой Алабамы. A fur piece.' Путь далекий". Thinking although I have not been quite a month on the road I am already in Mississippi, further from home than I have ever been before. Думает меньше месяца в пути, а уже в Миссисипи, так далеко от дома еще не бывала. I am now further from Doane's Mill than I have been since I was twelve years old. И от Доуновой лесопилки, так далеко не бывала с двенадцати лет. She had never even been to Doane's Mill until after her father and mother died, though six or eight times a year she went to town on Saturday, in the wagon, in a mail-order dress and her bare feet flat in the wagon bed and her shoes wrapped in a piece of paper beside her on the seat. Она и на Доуновой лесопилке не бывала, пока не умерли отец с матерью, хотя раз по шесть, по восемь в году, по субботам, ездила в город -- на повозке, в платье, выписанном по почте, босые ноги поставив на дно, туфли, завернутые в бумагу, положив рядом с собой на сиденье. She would put on the shoes just before the wagon reached town. В туфли обувалась перед самым городом. After she got to be a big girl she would ask her father to stop the wagon at the edge of town and she would get down and walk. А когда подросла, просила отца остановить повозку на окраине, слезала и шла пешком. She would not tell her father why she wanted to walk in instead of riding. Отцу не говорила, почему хочет идти, а не ехать. He thought that it was because of the smooth streets, the sidewalks. Он думал -- потому что улицы гладкие, тротуары. But it was be cause she believed that the people who saw her and whom she passed on foot would believe that she lived in the town too. А Лина думала, что, если она идет пешком, люди принимают ее за городскую. When she was twelve years old her father and mother died in the same summer, in a log house of three rooms and a hall, without screens, in a room lighted by a bugswirled kerosene lamp, the naked floor worn smooth as old silver by naked feet. Отец с матерью умерли, когда ей было двенадцать, -- в одно лето, в рубленом доме из трех комнат и передней, без сеток на окнах, в комнате, где вокруг керосиновой лампы вилась мошкара, а пол был вылощен босыми пятками, как старое серебро. She was the youngest living child. Она была младшей из детей, оставшихся в живых. Her mother died first. Мать умерла первой. She said, Она сказала: "Take care of paw." "За папой ухаживай". Lena did so. Лина ухаживала. Then one day her father said, Однажды отец сказал: "You go to Doane's Mill with McKinley. "Поедешь на Доунову лесопилку с Мак-Кинли. You get ready to go, be ready when he comes." Собирайся, чтобы к его приезду была готова". Then he died. McKinley, the brother, arrived in a wagon. И умер. Мак-Кинли, ее брат, приехал на повозке. They buried the father in a grove behind a country church one afternoon, with a pine headstone. Отца похоронили днем в роще за деревенской церковью и поставили сосновое надгробье. The next morning she departed forever, though it is possible that she did not know this at the time, in the wagon with McKinley, for Doane's Mill. Утром она уехала навсегда -- хотя, может быть, и не понимала этого-на повозке, с МакКинли, на Доунову лесопилку. The wagon was borrowed and the brother had promised to return it by nightfall. Повозка была чужая, брат обещал вернуть ее к ночи. The brother worked in the mill. Брат работал на лесопилке. All the men in the village. worked in the mill or for it. Все мужчины в деревне работали на лесопилке или при ней. It was cutting pine. Резали сосну. It had been there seven years and in seven years more it would destroy all the timber within its reach. Резали уже семь лет и еще через семь должны были извести весь окрестный лес. Then some of the machinery and most of the men who ran it and existed because of and for it would be loaded onto freight cars and moved away. Тогда часть оборудования и большинство людей, работавших на нем и существовавших благодаря ему и для него, погрузятся в товарные вагоны и уедут. But some of the machinery would be left, since new pieces could always be bought on the installment plan-gaunt, staring, motionless wheels rising from mounds of brick rubble and ragged weeds with a quality profoundly astonishing, and gutted boilers lifting their rusting and unsmoking stacks with an air stubborn, baffled and bemused upon a stumppocked scene of profound and peaceful desolation, unplowed, untilled, gutting slowly into red and choked ravines beneath the long quiet rains of autumn and the galloping fury of vernal equinoxes. Но часть оборудования останется, -- потому что новое всегда можно купить в рассрочку, -- и уныло застывшие колеса, поражая взор, будут торчать над курганами битого кирпича и жестким бурьяном, и выпотрошенные котлы упрямо, смущенно, озадаченно будут топорщить свои ржавые бездымные трубы над пнистой панорамой немой и мирной пустоши, непаханой, небороненной, в красных язвах буераков, прорытых тихими мокрыми дождями осени и бешеными косохлестами весенних равноденствий.

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.