Библиотека knigago >> Проза >> Контркультура >> Тыы-ы! Давай сбежим отсюда вместе!..

Олег Панфил - Тыы-ы! Давай сбежим отсюда вместе!..

Тыы-ы! Давай сбежим отсюда вместе!..

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Олег Панфил - Тыы-ы! Давай сбежим отсюда вместе!.. - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Контркультура, год издания - 2008. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Тыы-ы! Давай сбежим отсюда вместе!...  Олег Панфил  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Тыы-ы! Давай сбежим отсюда вместе!..
Олег Панфил

Жанр:

Контркультура

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

Сибирское университетское издательство

Год издания:

ISBN:

978-5-379-00494-1

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Тыы-ы! Давай сбежим отсюда вместе!.."

Я безмерно счастлив познакомить вас с живым автором. Нет-нет, я говорю вовсе не о том, что какой-то «автор умер», я о том — что ЖИВ. Настолько жив, что все — внутри и вокруг — уходит в сверкающий водоворот слов-ощущений-эмоций. Олег Панфил, родом из Приднестровья, Транснистрии («Нистру» — молдавское название Днестра) — с закрытыми глазами входит в новый тип нарратива, который, несмотря на отчетливое авторское «я», предлагает выход из. Выход туда, где за сырой плотью не-литературного дневника, заикающегося невнятицей выговоренного текста, возникает (впрочем, он был всегда) иной мир — безумно красивый, сумасшедший, жестокий и невероятно добрый. Вместо того, чтобы кремировать текст критико-литературоведческой лабудой, мне хотелось бы привести аналогию из совершенно другой области. Как-то раз, мы с Юлей, моей женой, были в фольклорной экспедиции в Кемеровской области. Устав от алкоголических деревенских бредней, мы вышли на трассу, поймали КАМАЗ и тремя часами спустя оказались в очень-очень странном месте. Был вечер, небо — синее, истошно-прозрачно-синее. А мы… мы стояли около гигантского песчаного карьера. Вокруг никого, совсем никого, только маленькие зеленые сопки, цветы… Я заглянул в карьер и увидел невероятное. Там, в глубине, была проложена железная дорога. Круговая. И по этой железной дороге наворачивал круги маленький желтый паровозик без вагонов. Я подумал, что это галлюцинация. Нет, все было действительно так. Без дури, без кислоты — это был самый потрясающий трип в моей жизни. Этот карьер, похожий на греческий амфитератр, этот паровоз — осязаемо железный, желтый — не знаю, как сказать, чтобы стало понятно — вспомнился мне, когда я вошел в текст Олега. Этот текст поначалу меня не впускал, казался мне «сделанным». Но только несколько первых страниц, чтение которых оказалось тем временем, которое предшествует Входу. Дальше все завертелось. Сквозь. Через. Корявость слова обернулась единственно возможной, выверенной четкостью. Крышу снесло напрочь. Все, для предисловия — достаточно. Дальнейшие мои рассуждения не имеют смысла, текст нужно просто читать. Все остальное — в послесловии.
Владимир Иткин
Текст содержит ненормативную лексику

Читаем онлайн "Тыы-ы! Давай сбежим отсюда вместе!..". [Страница - 2]

рассказывал. Он только пользуется всеми инвалидско-ветеранскими льготами.

Ничего личного — стриктли бизнес. Мы с женой каждый год поздравляем его в День Победы.

Просто букетик дешёвых нарциссов.

Ему очень приятно. Несмотря на нынешнюю полуслепоту, он — по-прежнему гроза всех окрестных мусорок. Наш двор изнывает от добра, натасканного Петей. Тонны картонных ящиков, бутылок, палых веток и стволов, железок, диванов, кроссовок, треснувших унитазов, тюбиков из под красок (через дорогу художественная школа), металлических труб, холодильников, проводов и проволок, школьных парт… Его жена Маша тайком выносит по вечерам кое-что — то, что может слабая женщина — обратно на мусорку. Но старается оттащить это хотя бы за несколько кварталов. Иначе на следующий день Петя притарабанивает всё обратно. А если же он ловит на этом Машу, то двор пару дней сотрясается от мата. Соседи поговаривают, что в его многочисленных — всегда запертых — сараях есть даже разобранный немецкий танк.

Я бы не удивился.

Там могут быть даже запчасти к НЛО. Пару лет назад Петя попросил меня поменять им лампочку над входной дверью. И чтобы мне было удобней, притащил очень странную табуреточку, — низенькую, не выше середины икры. Неожиданно тяжёлая, овальная литая платформа из металла, из середины которой тяжело-металлический же согнутый стебель расцветает до странности удобным — чуть вогнутым — продолговатым сиденьем, обшитым чем-то таким!.. наверное, в годы войны это называлось «чёртова кожа». И стальные заклёпки. Петя кожей почувствовал, как у меня загорелись глаза.

— Чьто, хороший табуретка? — вкрадчиво спросил он…

Табуретка теперь стоит на нашей кухне. Её седалищный рейтинг среди гостей — самый высокий. После моего кресла, есессна.

Мы сторговались с ним за символическую цену. Я — тоже Телец:-) Кто-то из моих воевавших гостей заверил меня, что такого рода привинчивающиеся к полу табуреты могли быть спижжены только с военной техники времён второй или, может, даже первой мировой. Но когда я пытаюсь представить танк, из которого родом эта табуретка, то у меня выходит другая война. Ни первая, ни вторая.

Но точно — мировая. Петя приторговывает кое-чем из этого барахла — например, продаёт подержанные картонные ящики. И другую — как оказывается — небесполезную хрень.

Мы живём в двух кварталах от центрального базара. И вот однажды летом — на закате — я вышел во двор. У тёмно-розовой стены, опираясь на неё спиной, прямо на земле сидел Петя. Золотой свет освещал его лицо — оно стало вдруг дивным и древним. Тысячелетние восточные караваны, базары и ковры стояли за его спиной, осеняя его своей благодатью. На коленях он держал свой засаленный картуз и бережно — как мужчины ощупывают свои яйца в поисках клеща или впервые берут на руки своего младенца — обеими руками пересчитывал там мелочь, заработанную за день на базаре.

Петя не видел меня.

Он никого не увидел бы в тот момент. А я видел залитого величественным светом человека с прекрасным — счастливым — лицом.

Его жизнь была исполнена смысла. Я вот тоже тут, как Петя в картузе, собирался эту свою жизненную мелочь пересчитать, но что-то пару последних дней — не выходит, блять!

Колбасит меня. Я перебираю-перебираю — почему? Почему опять во мне опять эта лава, плазма термоядерная шевелиться начала?

Откуда уран? Я четыре года потратил, чтобы вытащить эти урановые стержни из себя, чтобы приглушить реактор. Четыре года, чтобы заполучить маску нормального человека. Чтоб не сгореть быстро и бесполезно. Женька смеётся, когда я ему втираю про эту свою маску нормального человека. Мы знакомы с ним три года, и он говорит: ты самый ненормальный из всех кого я знал, и у тебя самая ненормальная жизнь. Если ты это называешь маской нормального человека, то какой же ты был до этого?!

Уфффф!.. лучше не надо об этом!

— Слишком горячий кофе для такой тонкой чашки, — сказал Марат четыре года назад. Кофе как кофе, но вот ложечка, которая его помешивала, — этт-о я вам доложу!!! Мы сидели на террасе у театра в начале июля и пили кофе из на редкость красивых чашечек.

— Doamna Sperantza, doamna Sperantza!!! Nu plecati!! Mai avetzi inca ultima eshire pe scena!! — кричали у нас над ухом, зовя обратно актрису, вышедшую из дверей театра.

— Госпожа Надежда, госпожа Надежда!!! Не уходите!! У вас ещё последний выход на сцену!!

Мы все хотим что-нибудь сделать вместе.

Когда-нибудь. Что-нить такое —

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.