Библиотека knigago >> Наука, Образование: прочее >> Языкознание >> Просодика: метафоры и реальность

Юрий Александрович Клейнер - Просодика: метафоры и реальность

Просодика: метафоры и реальность

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Юрий Александрович Клейнер - Просодика: метафоры и реальность - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Языкознание, год издания - 1999. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Просодика: метафоры и реальность.  Юрий Александрович Клейнер  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Просодика: метафоры и реальность
Юрий Александрович Клейнер

Жанр:

Языкознание

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

Наука

Год издания:

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Просодика: метафоры и реальность"

Аннотация к этой книге отсутствует.

Читаем онлайн "Просодика: метафоры и реальность". [Страница - 5]

краткость следует рассматривать как различительные признаки, такие же, как очевидно фонематические признаки (открытость/закрытость гласных, глухость/звонкость согласных в некоторых языках), т. е. как еще одну метафору. Если же в таком языке существуют просодические количественные отношения (функционально значимое противопоставление комбинаций сегментов, например, слогов с долгими и краткими слогоносителями), то такие отношения, не зависящие от строения слога и, таким образом, не ограниченные его пределами, могут быть только межслоговыми. Пример этого — замена одного долгого слога двумя краткими в поэзии: спондей (––) вместо дактиля (–⏑⏑), трибрахий (⏑⏑⏑) вместо хорея (–⏑) или ямба (⏑–). Но для того, чтобы такая замена была возможна (т. е. чтобы возможно было говорить о замене одного слога двумя), необходимо, чтобы слог (причем, именно краткий слог!) существовал в данном языке как самостоятельная единица. То есть, слова типа гот. Þata «то», др.-англ. wine «друг» или лат. senex «старик», должны — по определению — распадаться на два слога.

В готском языке некоторые сходные явления имеют место после долгого слога, /(C)V/ или /(C)VCC/ и после двусложного комплекса, /(C)VCV/, ср. вариативность ‑ei‑/‑ji в суффиксах в зависимости от просодической структуры корня: domeis «судишь», wandeis «поворачиваешь», mikileis «славишь», в отличие от wasjis «одеваешься». Наличие той или иной формы суффикса объясняется просто фонотактическими правилами готского языка. Обе формы представляют собой последовательность [i] + [i], которая реализуется либо как [i:] = /ii/ (‑ei‑), либо как [ji] = /ii/ (‑ji‑) в зависимости от места слоговой границы. Поскольку /j/ в может быть только слогоначальным, то суф. ‑ji‑ указывает на то, что граница проходит перед ним, was‑jis, sto‑jis «судишь». (Напротив, ‑ei‑ свидетельствует в пользу wan‑deis, do‑meis, miki‑leis). Но это значит, что /j/ слогоначален и в таких формах, как us‑kijanata p. p. us‑keinan «расти»), bajoþs «оба», vajamerjan «богохульствовать», ajakduþs «вечность», свидетельствуя о делимости (b)ajo(þs), (w)aja(merjan) и aja(kduþs). Более того, форма (us‑k)ija(nata) наводит на мысль о наличии такой же границы и в (us‑k)ei(nan) и, соответственно, о возможности аналитической трактовки /i:/ в готском.

Вариативность [i] ~ [j] можно понимать и шире, как варьирование «гласный ~ согласный». Если она зависит от того, является ли варьирующий элемент слогоначальным или нет, т. е. от границы, следует предположить, что некая граница могла проходить и между компонентами сочетания /au/, варьирующем с /aw/ например, в maujos (gen.) ~ mawi (nom.) «девушка» и taujan «делать» ~ tawida (pret.). Варьирование второго элемента указывает на то, что данное сочетание бифонемно, а значит — в варианте /au/ — и двусложно. Речь в данном случае может естественно идти только о последовательности двух кратких слогов. О том, что в древнегерманских языках краткий слог существовал в виде самостоятельной единицы свидетельствуют и конечные слоги, такие, например, как ‑ja в kunja (gen. pl. от kuni «род») в готском или ‑da в binda «связывать» в исландском языке. В позиции /VV/ в готском сокращение этимологически долгих гласных, например, seþs «семя» (с /e:/) и saian /sɛan/ «сеять», stōjan «судить» (с /o:/) и staua /stɔa/ «судья», stauida /stɔida/ «судил» [D’Alquen, 1974, 145—154]. Таким образом, количественные отношения в пределах комплекса сохраняются независимо от наличия в нем границы.

Возможность разбиения комплексов /(C(V̆(C)V̆/ (þata, bajoþs) на два кратких слога снимает главное терминологическое (и фактическое) противоречие, создаваемое понятием «односложное бифонемное сочетание гласных». В то же время, возможность такого разбиения никоим образом не противоречит тому, что только долгий (тяжелый) слог или комплекс был просодически значим в древнегерманских языках. Речь здесь идет о двух различных видах сегментации и, соответственно, границ. Комплексы /(C)V̄‑/, /V̆C‑/, (C)V̆CV̆‑/ отражают ритмическое членение речевой цепи. Такие последовательности, как sto‑, was‑, или miki‑ представляют собой просодические единицы: граница после них обязательна (откуда и вариативность [i] ~ [i], т. е. ‑Ci ~ ‑jV); эти комплексы противостоят изменениям, которые могут их разрушить (реакция на апокопу). Соответственно, двусложные слова с краткими слогоносителями (mawi, þata) неделимы как просодические единицы, подобно английским монофонемным дифтонгам (ср. [Hesselman 1948—1953, 247—250]. В то же время, они делимы на слоги (произносительные единицы), подобные слогам в русском языке. Пауза после краткого слога не

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.