Библиотека knigago >> Проза >> Классическая проза >> Избранное. Компиляция. Книги 1-14

Чингиз Торекулович Айтматов - Избранное. Компиляция. Книги 1-14

Избранное. Компиляция. Книги 1-14

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Чингиз Торекулович Айтматов - Избранное. Компиляция. Книги 1-14 - бесплатно (ознакомительный отрывок). Жанр книги: Классическая проза, Современная проза, Фантастика: прочее, Авторские сборники, собрания сочинений, Компиляции, год издания - 2021. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Избранное. Компиляция. Книги 1-14.  Чингиз Торекулович Айтматов  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Избранное. Компиляция. Книги 1-14
Чингиз Торекулович Айтматов

Жанр:

Классическая проза, Современная проза, Фантастика: прочее, Авторские сборники, собрания сочинений, Компиляции

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

Интернет издательство "Vitovt"

Год издания:

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!


  Читать полностью по подписке MyBook  

Краткое содержание книги "Избранное. Компиляция. Книги 1-14"

В 1980 Айтматов публикует свой первый роман "И дольше века длится день (впоследствии название романа меняется на "Буранный полустанок"). Книга получает огромный общественный резонанс, многие считают ее скандальной и даже «клеветнической». «Полемических составляющих» в романе для тех времен оказалось небывало много: упоминания о предвоенных репрессиях, попытки осмысления мира с т.зр. национальной киргизской мифологии, фантастические и религиозные мотивы - в романе присутствуют образы Иисуса Христа и Понтия Пилата. Критики отмечали, что второй роман Айтматова - "Плаха", вышедший в 1986 году, во многом повторял мотивы, возникшие в «Буранном полустанке». По произведениям Айтматова снято множество художественных фильмов, сам писатель неоднократно выступал в роли сценариста или соавтора. В 1960–1980-е годы Айтматов работал депутатом Верховного Совета СССР, делегатом съезда КПСС, входил в редколлегии «Нового мира» и «Литературной газеты», был членом Президентского совета СССР, секретариата Союза писателей и Союза кинематографистов. В те же годы Чингиз Айтматов входит в состав руководителей Советского комитета солидарности со странами Азии и Африки, а в 1988–1990 годах работает главным редактором журнала «Иностранная литература». В 1990–1994 работает послом Киргизии в странах Бенилюкса. До марта 2008 года был послом Киргизии во Франции, Бельгии, Люксембурге и Нидерландах. На последнем году жизни писателя встал вопрос о присуждении ему Нобелевской премии. Характерно, что соискательный комитет был создан по инициативе правительства Турции, где Айтматова считают крупнейшим Тюркоязычным писателем современности. Умер Чингиз Айтматов 10 июня 2008 года в больнице немецкого города Нюрнберг. Похоронен 14 июня в историко-мемориальном комплексе «Ата-Бейит» в пригороде Бишкека. Последнее произведение писателя – «Богоматерь в снегах» – не было закончено и опубликовано.

Содержание:

1. Айтматов Ч: Плаха
2. Айтматов Ч:Тавро Кассандры
3. Айтматов Ч: Белое облако Чингисхана
4.Айтматов Ч: Белый пароход
5. Айтматов Ч: Джамиля
6. Айтматов Ч: И дольше века длится день…
7. Айтматов Ч: Лицом к лицу
8. Айтматов Ч: Материнское поле
9. Айтматов Ч: Первый учитель
10. Айтматов Ч: Ранние журавли
11. Айтматов Ч:Тополек мой в красной косынке
12. Айтматов Ч: Верблюжий глаз
13. Айтматов Ч: Пегий пес, бегущий краем моря
14. Айтматов Ч: Рассказы


                                                              


Читаем онлайн "Избранное. Компиляция. Книги 1-14" (ознакомительный отрывок). Главная страница.

Чингиз Айтматов. Плаха

Часть первая

I

Вслед за коротким, легким, как детское дыхание, дневным потеплением на обращенных к солнцу горных склонах погода вскоре неуловимо изменилась – заветрило с ледников, и уже закрадывались по ущельям всюду проникающие резкие ранние сумерки, несущие за собой холодную сизость предстоящей снежной ночи.

Снега было много вокруг. На всем протяжении Прииссыккульского кряжа горы были завалены метельным свеем, прокатившимся по этим местам пару дней тому назад, как полыхнувший вдруг по прихоти своевольной стихии пожар. Жутко, что тут разыгралось – в метельной кромешности исчезли горы, исчезло небо, исчез весь прежний видимый мир. Потом все стихло, и погода прояснилась. С тех пор, с умиротворением снежного шторма, скованные великими заносами горы стояли в цепенеющей и отстранившейся ото всего на свете стылой тишине.

И только все настойчивей возрастающий и все прибывающий гул крупнотоннажного вертолета, пробирающегося в тот предвечерний час по каньону Узун-Чат к ледяному перевалу Ала-Монгю, задымленному в ветреной выси кручеными облаками, все нарастал, все приближался, усиливаясь с каждой минутой, и наконец восторжествовал – полностью завладел пространством и поплыл всеподавляющим, гремучим рокотом над недоступными ни для чего, кроме звука и света, хребтами, вершинами, высотными льдами. Умножаемый среди скал и распадков многократным эхом, грохот над головой надвигался с такой неотвратимой и грозной силой, что казалось, еще немного – и случится нечто страшное, как тогда – при землетрясении…

B какой-то критический момент так и получилось – с крутого, обнаженного ветрами каменистого откоса, что оказался по курсу полета, тронулась, дрогнув от звукового удара, небольшая осыпь и тут же приостановилась, как заговоренная кровь. Этого толчка неустойчивому грунту, однако, было достаточно, чтобы несколько увесистых камней, сорвавшись с крутизны, покатились вниз, все больше разбегаясь, раскручиваясь, вздымая следом пыль и щебень, а у самого подножия проломились, подобно пушечным ядрам, сквозь кусты краснотала и барбариса, пробили сугробы, достигли накатом волчьего логова, устроенного здесь серыми под свесом скалы, в скрытой за зарослями расщелине близ небольшого, наполовину замерзшего теплого ручья.

Волчица Акбара отпрянула от скатившихся сверху камней и посыпавшегося снега и, пятясь в темень расщелины, сжалась, как пружина, вздыбив загривок и глядя пeрeд собой дико горящими в полутьме, фосфоресцирующими глазами, готовая в любой момент к схватке. Но опасения ее были напрасны. Это в открытой степи страшно, когда от преследующего вертолета некуда деться, когда он, настигая, неотступно гонится по пятам, оглушая свистом винтов и поражая автоматными очередями, когда в целом свете нет от вертолета спасения, когда нeт такой щели, где можно было бы схоронить бедовую волчью голову, – ведь не расступится же земля, чтобы дать укрытие гонимым.

В горах иное дело – здесь всегда можно ускакать, всегда найдется где затаиться, где переждать угрозу. Вертолет здесь не страшен, в горах вертолету самому страшно. И однако страх безрассуден, тем более уже знакомый, пережитый. С приближением вертолета волчица громко заскулила, собралась в комок, втянула голову, и все-таки нервы не выдержали, сорвалась-таки – и яростно взвыла Акбара, охваченная бессильной, слепой боязнью, и судорожно поползла на брюхе к выходу, лязгая зубами злобно и отчаянно, готовая сразиться, не сходя с места, точно надеялась обратить в бегство грохочущее над ущельем железное чудовище, с появлением которого даже камни стали валиться сверху, как при землетрясении.

На панические вопли Акбары в нору просунулся ее волк – Ташчайнар, находившийся с тех пор, как волчица затяжелела, большей частью не в логове, а в затишке среди зарослей. Ташчайнар – Камнедробитель, – прозванный так окрестными чабанами за сокрушительные челюсти, подполз к ее ложу и успокаивающе заурчал, как бы прикрывая ее телом от напасти. Притискиваясь к нему боком, прижимаясь все теснее, волчица продолжала скулить, жалобно взывая то ли к несправедливому небу, то ли неизвестно к кому, то ли к судьбе своей несчастной, и долго еще дрожала всем телом, не могла совладать с собой даже после того, как вертолет исчез за могучим глетчером Ала-Монгю и его стало совсем не слышно за

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.