Библиотека knigago >> Наука, Образование >> Языкознание >> Вокруг закона Вернера

Анатолий Симонович Либерман - Вокруг закона Вернера

Вокруг закона Вернера

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Анатолий Симонович Либерман - Вокруг закона Вернера - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Языкознание, год издания - 2007. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Вокруг закона Вернера.  Анатолий Симонович Либерман  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Вокруг закона Вернера
Анатолий Симонович Либерман

Жанр:

Языкознание

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

Наука

Год издания:

ISBN:

5-02-033867-2

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Вокруг закона Вернера"

В германском, а может быть, и во всем индоевропейском языкознании нет более знаменитого закона, чем закон Вернера. Его формулировка давно вошла во все учебники и в наиболее общем виде звучит так: «Если в раннегерманском щелевой согласный стоял после неударного слога, он озвончался». Сформулировав свой закон, К. Вернер попутно доказал, что германское ударение не всегда было закреплено на корне. Поскольку, например, в готском существительном fadar ‘отец’ между гласными стоит ⟨d⟩ (графема, обозначавшая звук типа того, с которого начинается современное англ. this, хотя в fadar он восходит к индоевропейскому /t/: ср. лат. pater и т. д.), значит, первый слог в этом слове когда-то был безударным, как в греческом и санскритском соответствиях.

Читаем онлайн "Вокруг закона Вернера". Cтраница - 4.

поскольку ударение в них когда-то падало на второй слог, что с несомненностью доказывают их греческие соответствия. Звонкий спирант регулярно появляется во множественном числе прошедшего времени и в перфектных причастиях сильных глаголов, т. е. именно в тех формах, в которых ударение было послекорневым в санскрите, и так далее. Легко понять закрепленность словесного ударения за определенным слогом. Гораздо сомнительнее предсказуемость фразового ударения. Отрицать ее, однако, не следует.

Максимальное допущение состоит в том, что фразовое ударение абсолютно свободно, поскольку любое слово в предложении может быть выделено эмфазой. В нейтральном же стиле теоретически свободное ударение, как и теоретически свободный порядок слов, введено в довольно жесткие рамки. Например, в русском языке главное фразовое ударение всегда приходится на второй член конструкции: наступила зима, зима наступила; Иван Петров, Петров Иван. А. В. Исаченко, подробно исследовавший такие группы, подчеркивает, что не громкость (интенсивность) служит акустическим коррелятом ударного слога: «В повествовательном предложении ГФУ (главное фразовое ударение. — А. Л.) реализуется особым интонационным рисунком: основная частота голоса понижается либо непосредственно перед ударяемым сегментом, либо непосредственно после него. ⟨…⟩ У односложных или окситонированных слов понижение основной частоты имеет место либо непосредственно перед ударяемым слогом, либо в самом ударном гласном» [Исаченко 1967, 967, примеч. 2]. К этому можно добавить, что громкость нигде не выполняет функции коррелята ударения. Интересный материал о фразовом ударении в датском собрал Ж. Ришель [Rischel 1980]. Заслуживающие внимания голландские примеры приводит К. Стуттерхейм [Stutterheim 1962, 201—210]. Все делают вывод об относительной, а иногда и полной несвободе фразового ударения.

Фразовое ударение в разных языках реагирует на «словесные массы»: его вершины тяготеют к слогам со скоплением согласных и перемещаются в зависимости от длины слова. Даже в современном английском языке с ярко выраженным словесным ударением, т. е. с многочисленными привилегиями в одном слоге, естественно было выделить второй слог в definitive ‘определяющий’ хотя в definite ‘определенный’ ударно начало. (Правила никакого нет; можно даже привести в качестве примера corollary ‘следствие, вывод’, которое раньше произносилось с ударением на втором слоге, а сейчас, по крайней мере в американском английском, произносится с начальным ударением. Есть монстры вроде русск. выкристаллизовавшимися; они не опровергают наличие тенденции.) В слове Holunder ‘бузина’, этимологически непрозрачном для говорящего на современном немецком языке, ударение переместилось на второй тяжелый слог (таких случаев немало). Сходным образом ударение падало на суффикс ‑jan почти во всех древнегерманских глаголах, как следует из звонкости спиранта перед ‑jan. Ван Вейк сравнил метатонию в формах русского языка зе́лен (< зеленъ), в котором ударен первый слог, и зелёный (с добавлением слога и переносом ударения на второй слог) и чередование в голландских словах aanzien ‘смотреть, рассматривать’ (ударение на приставку) и aanzienlijk ‘существенный, значительный’ с ударением на корне [Van Wijk 1920, 246]; по мнению Ван Вейка, оттяжка ударения вызвана сменой интонации.

Как и можно было ожидать, фразовое ударение особенно чувствительно к границам синтагмы. Изолированно произнесенное слово — тоже, разумеется, синтагма. Характерны правила, засвидетельствованные на концах слов и предложений. В древнегреческом акут последнего слога переходит в гравис, но если это слово последнее в предложении, то окситонеза сохраняется (два правила концов). Еще типичнее правила индоевропейского стиха, которые, надо полагать, не противоречили навыкам, усвоенным в живой речи. Строка в латинском гекзаметре кончалась двумя спондеями, а в германской поэзии — стопой, состоящей из долгого слога с кратким. Это правило действовало еще в начале XIII в. (например, в среднеанглийском «Ормулуме»).

В современном французском языке, в котором нет словесного ударения, всегда выделен конец отрезка речи. Не менее естественно выделить и начало синтагмы (и отдельно произнесенного слова). Результат будет тот же, различной окажется только «маркировка». Отметив конец, говорящий отмечает (негативно) и начало следующей синтагмы; отметив начало, он отделяет синтагму от конца предыдущей.

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.