Библиотека knigago >> Наука, Образование >> Языкознание >> Некоторые спорные вопросы общей и германской просодики

Анатолий Симонович Либерман - Некоторые спорные вопросы общей и германской просодики

Некоторые спорные вопросы общей и германской просодики

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Анатолий Симонович Либерман - Некоторые спорные вопросы общей и германской просодики - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Языкознание, год издания - 1999. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Некоторые спорные вопросы общей и германской просодики.  Анатолий Симонович Либерман  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Некоторые спорные вопросы общей и германской просодики
Анатолий Симонович Либерман

Жанр:

Языкознание

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

Наука

Год издания:

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Некоторые спорные вопросы общей и германской просодики"

Принципиальные вопросы, связанные с анализом количественных отношений, были решены Н. С. Трубецким , который показал, что долгота — это метафора и что если в языке противопоставлены фонемы, трактуемые как краткие и долгие, то надо задать вопрос, что кроется за этим противопоставлением, и определить природу количественной корреляции. Например, может оказаться, что долгий гласный — это с фонологической точки зрения сочетание двух кратких (потому ли, что внутри них проходит какая-нибудь граница или что они ведут себя, как другие бифонемные группы) или что в языке есть усеченные и неусеченные слоги, от которых зависит распределение длительности гласных, а иногда и согласных. Однако некоторые моменты остались вне поля зрения Трубецкого или не получили достаточного освещения в его трудах.

Читаем онлайн "Некоторые спорные вопросы общей и германской просодики". Cтраница - 3.

проходить негде по определению. Курилович предложил правило, по которому ударный слог в слове должен быть потенциальным словом данного языка [Курилович 1962, 415—416]. Если отстраниться от споров о природе слова и тонкостей слогоотделения, то останется только один принцип: слоги — это отрезки, на которые распадается (или может распадаться) слово при медленном произношении. Если после какого-то отрезка слова нельзя сделать паузу, значит, слог не окончен. Использование этого правила иногда приводит к неожиданным результатам.

Принято считать, что в более поздних древнегерманских языках не было слов типа bi, ba (с исходом на краткий). В готском они как будто допускались, но затем произошло удлинение конечных кратких гласных и такие структуры стали невозможными. Курилович подчеркивает неделимость таких слов, как латинское senex ‘старец’ и древнеангл. wine ‘друг’, потому что они состоят из двух кратких слогов метрически равных одному долгому (к этому вопросу мы еще вернемся). Он высказал парадоксальную мысль, что просодическая неделимость слов типа wine и сделала невозможными односложные слова типа *wi [Курилович 1962, 287—288]. Таким образом, получается, что отсутствие слов *wi и ему подобных привело к неделимости wine, а неделимость wine вызвала удлинение в *wi. Эта остроумная и блестящая гипотеза имеет недостаток, присущий всем гипотезам такого рода: как случилось, что *wi, просуществовав много веков рядом с wine, вдруг «осознало» свою ущербность? Но верно и то, что, отказавшись от идеи Куриловича, надо либо принять, что односложные слова с вокалическим исходом имели долгий согласный всегда (что отнюдь не невероятно), либо остаться без всякого объяснения перехода *wi в wi.

Как бы там ни было, при анализе древнеанглийского материала мы заключаем о неделимости wine по отсутствию таких слов, как *wi (независимо от последовательности событий в далеком прошлом) и если даже в bi и т. п. не от века, то удлинение произошло задолго до возникновения готских памятников.

Если в готском действительно существовал запрет на слово вроде sa ‘этот’ (буква а могла обозначать и /а/, и /а:/) и sa кончалось на [а:], то и sama ‘тот же самый’ не делилось на отрезки sa‑ma и в этом смысле вполне сравнимо с англ. summer ‘лето’, а bairan [beran] ‘нести’ (в том, что касается слогоотделения) так же отличалось от berun [be:run] ‘они несли’, как англ. pity от peaty. Но в готском были геминаты (хотя встречались они сравнительно редко) и даже минимальные пары шведского типа: þata ‘то’ ~ ata ‘отец’, ana ‘на’ ~ Anna (собств. имя) и пр. В древнеанглийском, древнеисландском и древненемецком геминат и, соответственно, подобных примеров зарегистрировано много больше.

Существование во всех этих языках корреляции слогового контакта исключено, поскольку эта корреляция несовместима с геминатами, но не было в них и корреляции слогового равновесия, как в современном шведском, ибо в словах с такой структурой, как в г. nam ‘взял’, не растяжим был ни гласный, ни согласный. Перед нами смесь обоих типов, но на самом деле сходство между древними и современными германскими языками сугубо внешнее, ибо в древних языках было моросчитание, о чем речь пойдет ниже. Но следует учесть неделимость г. porta и аналогичных форм в древнеанглийском, древненемецком и древнеисландском. Очевидно, что когда в среднеанглийском speke(n) ‘говорить’, средненемецком geben ‘давать’ и скандинавском fara ‘ехать’ удлинился корневой гласный, то удлинение произошло не в открытом слоге (как написано во всех учебниках), а просто перед одиночным согласным.

Можно еще заметить, что в языках мира встречаются самые неожиданные сочетания элементов, известных из просодики современных германских языков. Например, в итальянском односложные слова типа là ‘там’, qui ‘здесь’, già ‘уже’, giù ‘внизу’, tè ‘чай’, равно как и последние слоги в pietà ‘жалость’, caffè ‘кофе’, palerò ‘я скажу’, palerà ‘он скажет’, произносятся с кратким гласным, в крайне немногочисленных словах, состоящих из одного закрытого слога (in ‘в’, un’ = uno ‘один’, неопределенный артикль), обе фонемы краткие, а в двусложных словах господствует «шведская норма»: ср. sera [se:ra] ‘вечер’ ~ serra ‘теплица’ и т. п. Давление этой нормы настолько сильно, что в сандхиальных позициях, в которых не удлинились гласные, возникли неэтимологические геминаты: ср. dammi = da mi ‘дай мне’, fammi = fa mi ‘сделай мне’, nossignore = no signore ‘нет, синьор’, davvero = da vero ‘действительно’, oppure = o pure ‘или’ и т. п. В среднеанглийской поэме «Ормулум»

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.