Библиотека knigago >> Наука, Образование >> Языкознание >> К интерпретации одной условной топонимической системы

Александр Константинович Матвеев - К интерпретации одной условной топонимической системы

К интерпретации одной условной топонимической системы

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Александр Константинович Матвеев - К интерпретации одной условной топонимической системы - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Языкознание, год издания - 1986. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - К интерпретации одной условной топонимической системы.  Александр Константинович Матвеев  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
К интерпретации одной условной топонимической системы
Александр Константинович Матвеев

Жанр:

Языкознание

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

Наука

Год издания:

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "К интерпретации одной условной топонимической системы"

Аннотация к этой книге отсутствует.

Читаем онлайн "К интерпретации одной условной топонимической системы". Cтраница - 2.

труднодоступный участок леса, где раньше было много дичи (метафора, построенная на названии известного научно-фантастического романа А. Конан-Дойля), Потусторонний Мир — участок леса за Затерянным Миром, «по ту сторону» от него (название-ориентир, построенное по той же модели, но не без доли юмора), Загробный Мир — участок леса за Потусторонним Миром (метонимическое «расщепление» на базе синонимии: Потусторонний Мир = Загробный Мир)[4], Адская просека — действительно очень трудная для передвижения, заросшая и заваленная упавшими деревьями просека, ведущая в Потусторонний мир (семантика обусловлена «заданностью» тематики возникающего комплекса названий), Чистилище — удобное для отдыха место в конце Адской просеки (метафора того же типа, что и предыдущая), Райское Кольцо — круговая дорожка в Потустороннем Мире, очень красивая и легкая для ходьбы, да еще и богатая дичью (метафора того же типа).

Цельность подобных комплексов названий обеспечивается их тематическим единством, тогда как пути номинации могут быть различны. В то же самое время важно отметить, что организующим центром в таком комплексе далеко не всегда является первое по времени возникновения название. В рассмотренном случае базой для возникновения комплекса в конечном счете оказался топоним Потусторонний Мир. С другой стороны, контингент номинаторов — убежденных атеистов — и описанные выше причины номинации ясно указывают на то, что из этого комплекса (если допустить, что со временем он стал бы достоянием языка в целом) топонимисты могли бы извлечь обильную, но ложную информацию историко-этнографического характера, особенно в отношении создателей топонимии.

Теоретически процесс формирования топонимической системы, в том числе и условной, следует представлять как наложение вторичной сетки названий на первичную или как создание первичной сетки названий (на ранее незаселенных территориях). Для формирования таких сеток имеет большое значение комплексность номинации и ее профессиональная ориентированность, которые обязательно должны учитываться при топонимических разысканиях.

Наблюдения над условными топонимическими системами, возможно, будут полезны и при теоретическом осмыслении некоторых методических проблем топономастики. В частности, широкое распространение метонимии и привычных ассоциаций обычно недостаточно учитывается при анализе топонимического субстрата.

Случаи метонимического переноса в субстратной топонимии прозрачны и доказательны, если одна и та же топонимическая лексема прилагается к двум или более смежным географическим объектам разного типа, например, к реке и горе. Так, тюркское по происхождению название смежных объектов — реки и горы — Карабайка легко интерпретируется из башк., татар. карабай ‛богатый черным’. Несомненна здесь и метонимия, но ее направление установить не так просто. Общего соображения, что гидронимы обычно древнее оронимов, явно недостаточно. Между тем иногда важно не только найти этимологию, но и адекватное ономасиологическое объяснение. В данном случае именно гора, покрытая «черным» — хвойным — лесом, получила название за свои темные очертания, тогда как название реки возникло по метонимии.

Вывод о том, что тюркские топонимы с компонентом ‑бай ‛богатый’ характерны для оронимии Среднего Урала, находит подтверждение и в названии одной из самых высоких вершин горного массива Веселые горы — Билимбай, однако семантика этого наименования — ‛богатый знанием’ (башк., татар. белем ‛знание’) — нетипична для оронимов. Можно, конечно, предположить, что в основе здесь антропоним или произошел перенос названия весьма удаленного от Веселых гор поселка Билимбай (по которому протекает речка Билимбаиха), но более надежен другой путь интерпретации, основанный на учете как метонимии, так и комплексности номинации.

Гора Билимбай расположена рядом с другими значительными вершинами Веселых гор — Старик-Камень и Шайтан — в зоне древних мансийско-тюркских контактов, охватывающей горное Приуралье в бассейне реки Чусовой. Поэтому есть возможность рассматривать название Старик-Камень как точную русскую кальку мансийского Нёр-Ойка ‛Старик-Камень’, Шайтан (<тюрк. šaitan ‛черт’) — как вольную тюркскую или русскую передачу мансийского названия с оттенком экспрессии

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.