Библиотека knigago >> Наука, Образование >> Языкознание >> Из истории отечественного языкознания 20—40-х годов. Н. Ф. Яковлев (1892—1974)

Александр Александрович Реформатский , Михаил Викторович Панов , Георгий Андреевич Климов - Из истории отечественного языкознания 20—40-х годов. Н. Ф. Яковлев (1892—1974)

Из истории отечественного языкознания 20—40-х годов. Н. Ф. Яковлев (1892—1974)

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Александр Александрович Реформатский , Михаил Викторович Панов , Георгий Андреевич Климов - Из истории отечественного языкознания 20—40-х годов. Н. Ф. Яковлев (1892—1974) - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Языкознание, год издания - 1975. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Из истории отечественного языкознания 20—40-х годов. Н. Ф. Яковлев (1892—1974).  Александр Александрович Реформатский , Михаил Викторович Панов , Георгий Андреевич Климов  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Из истории отечественного языкознания 20—40-х годов. Н. Ф. Яковлев (1892—1974)
Александр Александрович Реформатский , Михаил Викторович Панов , Георгий Андреевич Климов

Жанр:

Языкознание

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

Наука

Год издания:

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Из истории отечественного языкознания 20—40-х годов. Н. Ф. Яковлев (1892—1974)"

Аннотация к этой книге отсутствует.

Читаем онлайн "Из истории отечественного языкознания 20—40-х годов. Н. Ф. Яковлев (1892—1974)". Cтраница - 3.

письме — фонема; одно и то же фонемное содержание можно передать разными алфавитными способами; выбор такого наиболее удобного способа определяется «математической формулой алфавита».

Фундаментальным здесь является понятие фонемы. Когда Н. Ф. Яковлев начинал свою деятельность, господствующим было психологическое определение фонемы: фонема — такая единица, которая осознается говорящими как минимальный различитель слов. Такое определение (принятое, например, в работах Л. В. Щербы) было ненадежным орудием в построении письменностей. Обращаться к сознанию говорящих — значит ставить лингвистический анализ в зависимость от многих нелингвистических факторов. Индивидуальное речевое сознание может очень причудливо и неполно отражать языковую реальность.

Л. В. Щерба писал следующее: то, что [ɛ] и [æ] представляют собой разные фонемы, «видно хотя бы из такой пары слов, как [strovɛ] „здоровье“ и [strovæ] „здоровые“. А что здесь дело не в „твердости“ или „мягкости“ [v], а в гласном, этому меня выучил один пьяница, который, будучи в подпитии, очень старался исправить мое произношение… и так вразумительно выделял различие двух е как раз в этой паре слов, протягивая каждый из этих звуков, что я до сих пор (через 7 лет) ясно помню звук его голоса и тембр этих е»[6]. Нельзя, однако, ручаться, что не встретится другой носитель того же языка и диалекта, который стал бы тянуть, не менее выразительно, именно [v] и [vʼ][7].

Как определить фонематический статус [ɛ] и [æ], не обращаясь к сознанию говорящих? Возможно, сопоставляя звуковые записи, установить реальность таких случаев: 1) либо существуют разные морфемы с [ɛ] и [æ] (напр., аффикс существительного ‑ɛ и аффикс прилагательного ‑æ); одна и та же морфема (например, корень strov‑) в соседстве с [ɛ] получает один фонетический облик, а в соседстве с [æ] — другой. И это изменение систематично, оно охватывает грамматические формы любого типа и, следовательно, является фактом фонетическим, а не грамматическим; 2) либо существуют разные морфемы, некоторые замыкаются твердым, другие — мягким согласным, и в соседстве с ними одна и та же морфема (например, аффикс отвлеченного существительного) получает то один облик, то другой (то [ɛ], то [æ]).

В первом случае [v] и [vʼ] — разновидности одной фонемы, а [ɛ] и [æ] — разные фонемы; во втором — [ɛ] и [æ] фонематически одно и то же, а твердые и мягкие согласные — разные фонемы. Так, без привлечения «субъективного метода в фонетике» можно дознаться, как фонемно устроен язык. При этом необходимо использовать морфологический критерий: надо узнать, как ведет себя одна и та же морфема, попадая в разное соседство[8]. Признать, что фонетическое исследование должно использовать грамматические понятия — шаг необычайно смелый. Этот шаг Н. Ф. Яковлев сделал. Даже сейчас на него не решаются многие фонологи: мешает ложная уверенность, что фонетика и грамматика — две логически последовательные ступени в изучении языка. В действительности же фонетика и морфология — два аспекта языкового исследования, которые присутствуют одновременно (в «логическом времени») и при непременной и постоянной взаимной корректировке.

В работах Н. Ф. Яковлева 20‑х годов фонология впервые получила последовательно синхронный и функциональный вид. Последовательное использование функционального принципа должно было привести к выводу, что одна фонема может быть представлена в разных позициях звуками разного типа (объединенными только функционально), а две разные фонемы могут быть выражены (в определенной позиции) одним и тем же звуком. К такому выводу Н. Ф. Яковлев подходит уже в 1923 г.[9], хотя явно тогда он еще не был им сформулирован. Позднее, в 40‑е годы, ученый принял его как одно из важных оснований фонологического описания языка: он не отказался от этого вывода и тогда, когда была предпринята попытка навесить на теорию нейтрализации фонем ярлыки «агностицизма», «идеализма» и т. п. Такова была фонологическая база, созданная Н. Ф. Яковлевым для построения письменностей.

Собственно, концентрация внимания на той стороне теории фонем, которая необходима для создания письма, — характерная черта его фонологической концепции. Например, теория фонем требует тщательного изучения всей системы позиций, но Н. Ф. Яковлева в первую очередь интересовало выделение сильной

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.