Библиотека knigago >> Проза >> Русская классическая проза >> Рождественские истории

Чарльз Диккенс , Гилберт Кийт Честертон , Томас Майн Рид , Владимир Владимирович Набоков , Иван Александрович Ильин , Николай Васильевич Гоголь , Федор Михайлович Достоевский , Ги де Мопассан , Морис Метерлинк , Антон Павлович Чехов , Анатоль Франс , Николай Дмитриевич Телешов , Николай Петрович Вагнер , Николай Семенович Лесков , Джордж Макдональд , Леонид Николаевич Андреев , Валерий Яковлевич Брюсов , Александр Иванович Куприн , Лев Абрамович Кассиль , Александр Степанович Грин , Александр Исаевич Солженицын , Иван Сергеевич Шмелев , Борис Николаевич Ширяев , Якоб и Вильгельм Гримм , Николай Агафонов , Евгений Николаевич Поселянин , Лазарь Осипович Кармен , Василий Акимович Никифоров-Волгин , Эрнст Гофман , Павел Засодимский , Клавдия Лукашевич , Александр Федоров-Давыдов - Рождественские истории

Рождественские истории

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Чарльз Диккенс , Гилберт Кийт Честертон , Томас Майн Рид , Владимир Владимирович Набоков , Иван Александрович Ильин , Николай Васильевич Гоголь , Федор Михайлович Достоевский , Ги де Мопассан , Морис Метерлинк , Антон Павлович Чехов , Анатоль Франс , Николай Дмитриевич Телешов , Николай Петрович Вагнер , Николай Семенович Лесков , Джордж Макдональд , Леонид Николаевич Андреев , Валерий Яковлевич Брюсов , Александр Иванович Куприн , Лев Абрамович Кассиль , Александр Степанович Грин , Александр Исаевич Солженицын , Иван Сергеевич Шмелев , Борис Николаевич Ширяев , Якоб и Вильгельм Гримм , Николай Агафонов , Евгений Николаевич Поселянин , Лазарь Осипович Кармен , Василий Акимович Никифоров-Волгин , Эрнст Гофман , Павел Засодимский , Клавдия Лукашевич , Александр Федоров-Давыдов - Рождественские истории - бесплатно (ознакомительный отрывок). Жанр книги: Классическая проза, Русская классическая проза, Компиляции, Сборники, альманахи, антологии, год издания - 2019. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Рождественские истории.  Чарльз Диккенс , Гилберт Кийт Честертон , Томас Майн Рид , Владимир Владимирович Набоков , Иван Александрович Ильин , Николай Васильевич Гоголь , Федор Михайлович Достоевский , Ги де Мопассан , Морис Метерлинк , Антон Павлович Чехов , Анатоль Франс , Николай Дмитриевич Телешов , Николай Петрович Вагнер , Николай Семенович Лесков , Джордж Макдональд , Леонид Николаевич Андреев , Валерий Яковлевич Брюсов , Александр Иванович Куприн , Лев Абрамович Кассиль , Александр Степанович Грин , Александр Исаевич Солженицын , Иван Сергеевич Шмелев , Борис Николаевич Ширяев , Якоб и Вильгельм Гримм , Николай Агафонов , Евгений Николаевич Поселянин , Лазарь Осипович Кармен , Василий Акимович Никифоров-Волгин , Эрнст Гофман , Павел Засодимский , Клавдия Лукашевич , Александр Федоров-Давыдов  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Рождественские истории
Чарльз Диккенс , Гилберт Кийт Честертон , Томас Майн Рид , Владимир Владимирович Набоков , Иван Александрович Ильин , Николай Васильевич Гоголь , Федор Михайлович Достоевский , Ги де Мопассан , Морис Метерлинк , Антон Павлович Чехов , Анатоль Франс , Николай Дмитриевич Телешов , Николай Петрович Вагнер , Николай Семенович Лесков , Джордж Макдональд , Леонид Николаевич Андреев , Валерий Яковлевич Брюсов , Александр Иванович Куприн , Лев Абрамович Кассиль , Александр Степанович Грин , Александр Исаевич Солженицын , Иван Сергеевич Шмелев , Борис Николаевич Ширяев , Якоб и Вильгельм Гримм , Николай Агафонов , Евгений Николаевич Поселянин , Лазарь Осипович Кармен , Василий Акимович Никифоров-Волгин , Эрнст Гофман , Павел Засодимский , Клавдия Лукашевич , Александр Федоров-Давыдов

Жанр:

Классическая проза, Русская классическая проза, Компиляции, Сборники, альманахи, антологии

Изадано в серии:

Антология классической прозы

Издательство:

неизвестно

Год издания:

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Рождественские истории"

Нет ни одного более радостного праздника, чем Рождество, когда любой человек ожидает, что в его жизни тоже произойдет чудо, сбудутся самые невероятные мечты! Праздника, подарившего людям надежду и спасение!
Тема Рождества не осталась без внимания в русской и зарубежной литературе. Сложилась целая традиция рождественских и святочных историй. В этой книге собраны самые трогательные рождественские истории знаменитых и не очень писателей.

Читаем онлайн "Рождественские истории" (ознакомительный отрывок). [Страница - 2]

Кузнец был богобоязливый человек и писал часто образа святых: и теперь еще можно найти в Т… церкви его евангелиста Луку. Но торжеством его искусства была одна картина, намалеванная на церковной стене в правом притворе, в которой изобразил он святого Петра в день Страшного суда, с ключами в руках, изгонявшего из ада злого духа; испуганный черт метался во все стороны, предчувствуя свою погибель, а заключенные прежде грешники били и гоняли его кнутами, поленами и всем чем ни попало. В то время, когда живописец трудился над этою картиною и писал ее на большой деревянной доске, черт всеми силами старался мешать ему: толкал невидимо под руку, подымал из горнила в кузнице золу и обсыпал ею картину; но, несмотря на нее, работа была кончена, доска внесена в церковь и вделана в стену притвора, и с той поры черт поклялся мстить кузнецу.

Одна только ночь оставалась ему шататься на белом свете; но и в эту ночь он выискивал чем-нибудь выместить на кузнеце свою злобу. И для этого решился украсть месяц, в той надежде, что старый Чуб ленив и не легок на подъем, к дьяку же от избы не так близко; дорога шла по-за селом, мимо мельниц, мимо кладбища, огибала овраг. Еще при месячной ночи варенуха и водка, настоянная на шафран, могла бы заманить Чуба. Но в такую темноту вряд ли бы удалось кому стащить его с печки и вызвать из хаты. А кузнец, который был издавна не в ладах с ним, при нем ни за что не отважится идти к дочке, несмотря на свою силу.

Таким-то образом, как только черт спрятал в карман свой месяц, вдруг по всему миру сделалось так темно, что не всякий бы нашел дорогу к шинку, не только к дьяку. Ведьма, увидевши себя вдруг в темноте, вскрикнула. Тут черт, подъехавши мелким бесом, подхватил ее под руку и пустился нашептывать на ухо то самое, что обыкновенно нашептывают всему женскому роду. Чудно устроено на нашем свете! Все, что ни живет в нем, все силится перенимать и передразнивать один другого. Прежде, бывало, в Миргороде один судья да городничий хаживали зимою в крытых сукном тулупах, а все мелкое чиновничество носило просто нагольные. Теперь же и заседатель, и подкоморий отсмалили себе новые шубы из решетиловских смушек с суконною покрышкою. Канцелярист и волостной писарь третьего году взяли синей китайки по шести гривен аршин. Пономарь сделал себе на лето нанковые шаровары и жилет из полосатого гаруса. Словом, все лезет в люди! Когда эти люди не будут суетны! Можно побиться об заклад, что многим покажется удивительно видеть черта, пустившегося и себе туда же. Досаднее всего то, что он, верно, воображает себя красавцем, между тем как фигура — взглянуть совестно. Рожа, как говорит Фома Григорьевич, мерзость мерзостью, однако ж и он строит любовные куры! Но на небе и под небом так сделалось темно, что ничего нельзя уже было видеть, что происходило далее между ними.


— Так ты, кум, еще не был у дьяка в новой хате? — говорил козак Чуб, выходя из дверей своей избы, сухощавому, высокому, в коротком тулупе, мужику с обросшею бородою, показывавшею, что уже более двух недель не прикасался к ней обломок косы, которым обыкновенно мужики бреют свою бороду за неимением бритвы.

— Там теперь будет добрая попойка! — продолжал Чуб, осклабив при этом свое лицо. — Как бы только нам не опоздать.

При сем Чуб поправил свой пояс, перехватывавший плотно его тулуп, нахлобучил крепче свою шапку, стиснул в руке кнут — страх и грозу докучливых собак, но, взглянув вверх, остановился…

— Что за дьявол! Смотри! смотри, Панас!..

— Что? — произнес кум и поднял свою голову также вверх.

— Как что? месяца нет!

— Что за пропасть? В самом деле нет месяца.

— То-то, что нет, — выговорил Чуб с некоторою досадою на неизменное равнодушие кума. — Тебе, небось, и нужды нет.

— А что мне делать?

— Надобно же было, — продолжал Чуб, утирая рукавом усы, — какому-то дьяволу, чтоб ему не довелось, собаке, поутру рюмки водки выпить, вмешаться!.. Право, как будто на смех… Нарочно, сидевши в хате, глядел в окно: ночь — чудо! Светло, снег блещет при месяце. Все было видно, как днем. Не успел выйти за дверь — и вот, хоть глаз выколи!

Чуб долго еще ворчал и бранился, а между тем в то же время раздумывал, на что бы решиться. Ему до смерти хотелось покалякать о всяком вздоре у дьяка, где, без всякого сомнения, сидел уже и голова, и приезжий бас, и дегтярь Микита, ездивший через каждые две недели в Полтаву на торги и отпускавший такие шутки, что все миряне

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.