Библиотека knigago >> Проза >> Русская классическая проза >> Архипелаг ГУЛАГ. Книга 3

Александр Исаевич Солженицын - Архипелаг ГУЛАГ. Книга 3

Архипелаг ГУЛАГ. Книга 3

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Александр Исаевич Солженицын - Архипелаг ГУЛАГ. Книга 3 - бесплатно (ознакомительный отрывок). Жанр книги: Русская классическая проза, год издания - 2010. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Архипелаг ГУЛАГ. Книга 3.  Александр Исаевич Солженицын  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Архипелаг ГУЛАГ. Книга 3
Александр Исаевич Солженицын

Жанр:

Русская классическая проза

Изадано в серии:

Собрание сочинений в 30 томах #6

Издательство:

Время

Год издания:

ISBN:

978-5-9691-1054-0

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Архипелаг ГУЛАГ. Книга 3"

В 4-5-6-м томах Собрания сочинений печатается «Архипелаг ГУЛАГ» – всемирно известная эпопея, вскрывающая смысл и содержание репрессивной политики в СССР от ранне-советских ленинских лет до хрущёвских (1918–1956). Это художественное исследование, переведенное на десятки языков, показало с разительной ясностью весь дьявольский механизм уничтожения собственного народа. Книга основана на огромном фактическом материале, в том числе – на сотнях личных свидетельств. Прослеживается судьба жертвы: арест, мясорубка следствия, комедия «суда», приговор, смертная казнь, а для тех, кто избежал её, – годы непосильного, изнурительного труда; внутренняя жизнь заключённого – «душа и колючая проволока», быт в лагерях (исправительно-трудовых и каторжных), этапы с острова на остров Архипелага, лагерные восстания, ссылка, послелагерная воля.
В том 6-й вошли части Пятая: «Каторга», Шестая: «Ссылка» и Седьмая: «Сталина нет»; приводится аннотированный указатель имён (более двух тысяч).
Звучание слов «каторга», «каторжане». – Сталинский указ о введении каторги и виселицы. – Победы фронта пригоняли пополнения. – Каторжный лагпункт на 17-й шахте Воркуты. – Сверхрежим. – Сравнить с сахалинской каторгой при Чехове. – Другие такие лагпункты. – Гнев читателей на автора. – Три комсомолки-лётчицы. – Женщины, сходившиеся с оккупантами. – Как сажали мелкоту. – Школьные учителя на оккупированной территории. – Оборот властей с патриотизмом в советско-германскую войну. – Откуда столько предателей? – Определяет ли бытие сознание? – Кем это допущены ошибки? – И что считать ошибками. – Почему так многие были рады приходу немцев? – Раскрытие винницких могил. – Больно ли тем, кого мы топчем? – Где же ваше Учение? – Кому не хватало воздуха. – Чета Броневицких. – Как это воспринималось юностью. – И в 30-е годы далеко не все восхищались. – В советской печатной лжи не различить оттенков. – Броневицкий – бургомистр, и что он должен был увидеть. – Ясность понимания у довоенной деревни. – Каковы были к войне народные чувства и как погублены. – Исход населения с разбитым врагом. – Власовцы от отчаяния. – Власовцы от горения сердца. – Что знали эти люди в 1941 году. – Повторить приём самого большевизма. – Паралич и распад коммунистической власти в 1941. – Котлы, котлы. – Майор Кононов и его полк. – «Превратить войну в гражданскую». – Народное движение в Локте Брянском, его программа. – На Дону. – Ленинградские студенты. – От прихода иностранной армии ждали только свержения режима. – А Западу нужна была своя свобода, а не наша. – Наш порыв к освобождению и немецкая колониальная тупость. – Истинное движение низов. – Изменили родине – коммунистические верхи. – В союзе с немцами прежде был Ленин.
Смягчение каторжного режима в 1946–47 по хозяйственным потребностям. – Создание Особых лагерей с 1948 года. – Перечень их. – Отбор в них по статьям. – Нуждаются ли советские в определении каторги?
Когда теряешь вкус к благам. – Как изменили арестантский воздух двадцатипятилетние сроки. – Начало корейской войны. – Задорный спор с конвоем. – Благословение крестьянки. – Безпугливая девка. – Павел Баранюк и как он бил блатных. – Столкновение с суками. – «Мы опять революционеры!» – И оказывается, так можно жить в тюрьме? – Володя Гершуни. – Камера-конюшня. – Прибалты. – Отношения с Украиной после 1917. – Кто хочет жить – живите! – Величие нации – в величии поступков. – Какие подробности могут представиться.
Читаем газеты. – Жаждем бури! – Что им оставили хотеть, кроме войны? Дух Особлагов 1950 года. – История Пети Пикалова. – Вольности Куйбышевской пересылки. – «Будет на вас Трумен!» – Омский острог. – «Как дело измены, как совесть тирана…» – Иван Алексеевич Спасский. – Павлодарская тюрьма. – Безымянная павлодарская девушка. – В грузовиках по степи. – Как отцы живут, так дети играют. – Куда это нас везут? – Ночное пыльное марево. – Приехали. – Номера.
А тут – покорность. – Наручники как орудие пытки. – Система в утяжелении режима. – Как нашивались номера. – Замысел в их использовании. – Объяснительные записки. – Гнёт номеров не состоялся. – Расчёт на полную глухость. – Каторжане в Особлагах. – Сухое бурение меди. – Спасское отделение Степлага. – Когда инвалиды работают пуще здоровых. – Женский инвалидный каменный карьер. – Когда человека кормят, как скот. – Смертность. – Лагерное начальство кончило хорошо. – Умирающая связь с волей. – Арестантские письма в спасской цензурной печке. – Ничего не иметь. – Система обысков. – Номера – лишь техническая помеха. – Женщины, помнящие Апокалипсис. – По номерам наказывает конвой. – Конвой всегда прав. – Крещенское утро под автоматным огнём. – Почему Особлагеря начинались так рабски. – Экибастузский лагерь после одного года. – Карцеры и вывод Гершуни. – Вывод Твердохлеба. – Строим лагерную тюрьму. – Череда побегов.
Закономерность? – А мог ли так зажать царь? – Кадетско-социалистическая трактовка русской истории. – Солдаты-декабристы. – Ответ Пушкина. – Дело Веры Засулич. – Поражающая нас пустота политических тюрем. – Не давили, а дразнили. – Как преследовали Милюкова. – Ссылка Гиммера. – Убийство Максимовского. – Суд над Лопухиным. Неготовность кодекса. – Слабость тюремного режима. – Как преследовали Ульянова-Ленина. – Действительно ли были суровы к эсерам. – Студенческая забастовка 1901 года. – Бурцев о тюрьмах петербургских и европейских. – Леонид Андреев в тюрьме. – Красин, Радек, Семашко, Парвус. – Литературная энциклопедия на «К». – Как преследовали Крыленку. – Губернатор-революционер. – Печать в годы реакции. – Безопасная смелость ялтинского фотографа. – Ссыльный Гоц ведёт подрывную газету. – А как ссылали Шляпникова? – Отец и сын Зурабовы. – Родственники Тухачевского в СССР. – Родственники Троцкого и Ленина в России. – Лев Толстой и политическая свобода. – Когда о казнях открыто печатают. – 8 месяцев столыпинской «военной юстиции» и чем она была вызвана. – Революционеры не имели времени медлить. – Время столыпинское и время сталинское. – Степени сжатия вещества. – «Отрешиться от благодушия». – Что делает общественное мнение. – У нас образованное общество «ни о чём не догадывалось». – Арестантские протесты – и общественное мнение на воле. – Разодранная рубаха Дзержинского. – Знаменитый карийский эпизод. – И примерив его к нам. – Но и как возросли тюремщики. – Помощь побегам в царское время ничего не стоила. – Нижегородская тюрьма по Горькому. – Свидетельство Ратаева о ссылке и тюрьме. – Слабость секретного сыска в столицах, отсутствие в провинции. – Как покушались Сазонов и Каляев. – С царской ссылки не бежал только ленивый. – Побег и возвращение Улановского. – Побег Парвуса. – Наши мятежи и неготовность общества. – Как раз мы и не терпели.
Кремнистое дно даёт упор. – Пишу поэму. – Приёмы запоминания. – Чётки-ожерелье. – Три провала с текстом. – Бумажный комочек в урагане. – Сочинение пьесы как побег. – Встреча со стихами Шаламова в 1956. – Сколько было нас таких на Архипелаге? – Анатолий Силин, духовный поэт. – Баптисты.
Сознакомление огоньков. – Афганский пленник. – Толстовец, у нас поберегись! – Юрий Венгерский. – Йог Масамед. – Раппопорт бежит за рулоном. – Его трактат о любви. – Страшна не смерть, а подготовка к ней. – Поэты. – Что не опасно читать в Особлаге? – Знакомства вокруг далевского словаря. – Рассказы Василия Власова. – Янош Рожаш. Как он полюбил Россию. – Его письма из Венгрии. – Скольких удушил Левиафан?
Архидьякон Владимир Рудчук. – Георгий Тэнно в КВЧ. – Пётр Кишкин и его шутки. – Песенка Жени Никишина.
Кто такой убеждённый беглец. – Наказания беглецам и за беглецов. – Сутки в тайге – вот и свобода.
Жизнь Георгия Тэнно. – Арест и первичные надежды. – План побега из Лефортовской тюрьмы. – Большой срок освобождает волю беглеца. – Тюремная наблюдательность и тюремные расспросы. – Неудавшийся бутырский мятеж. – Возможности на железнодорожных станциях, в этапах. – Расспросы бывших беглецов. – Теория побегов? – Побеги по случаю и побеги по плану. – Побег Ивана Воробьёва. – Тэнно готовит большой побег. – Готов к смерти – значит, и к побегу. – Последние часы перед побегом.
Рассказ Георгия Тэнно об их побеге с Колей Жданком.
Из Особлагов побега быть не может. – Но именно тут-то самые славные. – Побег Григория Кудлы. – Настроение ссыльных. – Побег Степана и его худой конец. – Как зарезали Прокопенко. – Неподготовленный побег удач.
Двойная стенка вагона. – Второй побег Батанова. – Подкоп экибастузской режимки. – Быстрая вошка. – Конец. – Назовите такое у революционеров!
Охранники-мальчики. – Наша смертная связь. – В их неведении – сила системы. – Как политруки воспитывают их в ненависти. – Безнаказанные застрелы зэков. – Мотивировки стрелков. – Стрельба в колонну зэков разрывными пулями. – Присяга. – Передоверить свою совесть другим? – Защита мальчиков Владиленом Задорным. – Его собственная история. – Система!
Как скрыты наши восстания. – Ретюнинское восстание в Ош-Курье. – Восстание на 501-й стройке. – Восстание в Нижнем Атуряхе. – Промах Сталина с Особлагами. – Самосознание политических. – Как сделать, чтоб они от нас побежали? – Первые убийства стукачей. – На этом звене рвут цепь. – «Умри, у кого нечистая совесть!» – Рубиловка. – Недобритый майор. – Не стали ходить по вызову опера. – Начальство ослепло и оглохло. – Объединение зэков по нациям. – Нехватка бригадиров. – Стукачи бегут в БУР. – Земля зоны запылала! – Начальство подкрашивает движение под «сучью войну». – Что такое «сучья война». – Как это излыгалось в советской прессе. – Указ 1961 года о расстреле за лагерное убийство. – Весь лагерь – на штрафной режим. – Саморазгораживание зон. – Начальственный спектакль подготовки к освобождению. – И арестовывать не даёмся! – Оглянулись – и увидели, кто мы.
Новые отношения с начальством – через ров. – Но чего нам требовать? – И какими путями? – Перетасовка экибастузских зон. – Стукачи пытают наших. – Штурм БУРа. – Подавленье огнём и боем. – Каторжное безразличие к судьбе. – Как мы начали забастовку-голодовку. – Три дня Экибастуза. – Гордость Юрия Венгерского. – Мы победили? – Собрание бригадиров. – Расправа. – Я в больнице. – Прощание с Баранюком.
Ещё год в Экибастузе. – Возврат духоты. – Гонка хозрасчёта. – А наших тем временем карали. – Этап стукачей-свидетелей. – Нет, воздух переменился! – Особлаги развёртываются для новых зэков.
Наши ребята в Кенгире. – Как освобождались от наручников. – Пробуждение кенгирцев. – Первый забой стукачей. – Отпор начальства. – Замерло.
Кризис Особлагов в конце жизни Сталина. – Смерть Сталина сдвинула дальше. – «Ворошиловская» амнистия. – Неуверенность эмведешников от падения Берии. – Забастовка в Речлаге летом 1953. – Расправа на 29-й шахте. – Опять развозить мятежников. Архипелаг становится тесен.
Падение Берии: смутило каторжан, смутило эмведешников. – Стать нужными! – Провокационные застрелы. – Кенгир. 16 раненных разрывными пулями. – Убийство евангелиста. – Забастовка мужских лагпунктов. – Рассосали и в этот раз. – Перебор: присылка блатных.
Новое соотношение Пятьдесят Восьмой и блатных. – Заключён союз. – Новое поведение воров: вежливость к Пятьдесят Восьмой, издевательство над начальством. – Неотвратимость подготовки кенгирского мятежа. – Блатные начинают. – Штурм хоздвора и первая баррикада. – Лагпункты слились! – Первые требования. Самоосмысленье. – Высокая комиссия на всё согласна. – Выход на работу и обманная заделка стен. – Атака безоружных под пулемётами. – Зона освоена, тюрьмы открыты. – Побег восьми тысяч в свободу.
Почему не стреляли и дальше. – Мятеж выбирает лозунги. – Комиссия и её отделы. – Соотношение с потайным центром. – Оборонное укрепление зоны. – Тайны Технического отдела. – Пикеты и пики. – Пуританский воздух мятежа. – Неузнаваемые воры. – Снабжение. – Генералы в зоне. Переговоры. – Роль Капитона Кузнецова. – Малолетки отказываются от свободы. – Служба безопасности, Глеб Слученков. – Благонамеренные против мятежа. – Тюрьма для экскурсий. – Экскурсия на рудник. – Неузнанные волнения там. – Агитационная война по радио. – Воздушные шары, змеи. – Газетные события тех дней. – Сочувствие чеченов. – Проломы для перебежчиков в лагерной стене. – Сытое начальство фотографирует оборону несчастных. – А перебежчиков всё нет. – Атмосфера переплава. – Надежды зэков. – Молодожёны. – Верующие. – Приободренья на митингах. – Томительное нереальное время. – Обман 24 июня. – Подавление на рассвете 25-го. Ракеты, самолёты, танки, автоматчики. – «Трибунал Военных преступлений» и «Правда». – Потери Кенгира сравнительно с 9 января 1905 и Ленским расстрелом. – Расправа над уцелевшими. – И потекла обыденная жизнь. – Памятник Долгорукому.
История русской ссылки от Алексея Михайловича. – Послабления её к концу XIX века. – Постоянные льготы для политических в сибирской ссылке. – Обветшание ссылки к началу XX века. – Мягкость ссылки именитых и неименитых. – Моральная тяжесть даже мягкой ссылки.
Высылка при борьбе с народными восстаниями в раннесоветское время. – Регулярность политической ссылки с 1922. – Замысел советской власти: повторные круги. – Материальное обезпечение политических в царской ссылке. – Обезпечение уголовных на Сахалине. – Выплата «политам» и обезценение её. – Беззащитность и безсилие советских ссыльных. – Отмирание бывших партий. – Сионисты в 20-е годы. – Социалисты в ссылке, их слабость. – Расчуждённость ссыльных и отчуждённость от населения. – Как социалисты запретили себе побеги. – «Минус». – А Большой Пасьянс неумолим. – Ссылка – загон предназначенных к аресту.
Незамеченные миллионы. – Как возник этот план? – Удар по крестьянству в 1918. – Начало истребления в 1929. – Постановления января – февраля 1930. – «Кулаки» и «подкулачники», загуляли клички. – «Активисты». Зло не вычёсывается гребнем. – Сплошное выселение сёл. – Кулак-мальчишка Шура Дмитриев. – Мотя-«Эдисончик». – Мельник Лактюнькин. – Кузнец Трифон Твардовский. – Не должно быть домов кирпичных. – Вгон в колхоз. – Великий Перелом хребта.
Картины разорения и раскулачивания. – Чумный воздух ещё годы над деревней. – Тимофей Овчинников, ветеринар и колбасник. – Колбаса на службе ВКП(б). – Зимние обозы с грудными детьми. – Чтобы семя мужицкое погибло. – Картины этапов. – Этап пришёл на место. – Архангельские церкви – пересылки раскулаченных. – Умирающим на улицах не помогать! – Ссылка в никуда. – Выбор мест, где жить нельзя. – Посёлки, обращённые в лагеря. – Посёлки вымершие. – Васюганская трагедия.
Жизнь в спецпосёлках. – Переброска поселенцев в лагеря, разрыв с семьёй. – Постановление о возврате раскулаченным прав. – Предложенья идти на фронт. – Ответ Николая Хлебунова. – Устоянье посёлков, забытых начальством. – Повторное раскулачивание. – Яруевские староверы на Подкаменной Тунгуске. – И другие староверы, расстрел в енисейской воде. – Закрепощенье по браку и детей. – Прикреплённые к шахтам навечно. – Пережившие 20-летье Чумы – те же советские. – На Сталина нет обид! – И он победил государственно.
Развитие советской ссылки от 20-х годов к 40-м. – Ссылка-свалка, «освобождение» в ссылку. – Административное различение ссылки и высылки. – Главные поводы ссылки-высылки. – Отструйка от всех потоков. – Расправа над семьёй Кожурина. – Ссылка калек Отечественной войны. – Караганда, 1955. – Енисейск, 1948 и 1952. – Тасеево, 1949. – В чём «освобождение» из лагеря? – «Я для вас теперь товарищ». – Инструкция новоссыльным. – Варианты с женитьбой в разных местах. – «Общие работы» в ссылке. – «В лагере хлеб дают!» – Униженность и безправие ссыльного. – Когда ссыльный пытается служить честней начальства. – Но самая тяжкая ссылка – в колхоз. – Лучше ли в совхозе? – На далёком отгоне, «тургайский раб». – Не свободна ссылка и от перебросок. – Власть комендантского офицера. – Рост наказания за побег. – Отлучки по недоразумению – тоже побеги. – «Побег» А. И. Богословского. – Оперчекотдел в ссылке. – Карьера Петра Виксне. – Вторая протяжка ссыльных. – Разъединённость и молчание. – Где те весёлые группы времён Ульянова?..
Колониальные покорения не знали высылки народов. – Сталинский опыт – первый. – Первые «спецпереселенцы» в Мужичью Чуму. – Высылка корейцев с Дальнего Востока в 1937. – Высылка финнов и эстонцев в Карелию, 1940. – Высылка немцев Поволжья в 1941. – Высылка разных наций в годы войны. – Техника изгнания народа. – Торжество единообразия. – Лишь малые трещины в нём. – Куда ссылались нации. – Прореженье прибалтийцев. – Почему начинали с офицеров. – Принципы отбора из нации. – Высылка прибалтийцев и западных украинцев в 1948–1951. – Что ещё было в планах Сталина? – Прибалтийские постановления и категории ссылаемых. – Как повысилась техника высылки. – Эстонцы в этапе. – Моление о войне в те годы. – Теплота встречи сибиряками. – Комсомольский актив. – Как купили 10 вагонов ссыльных на Чулым. – На рудниках Хакасии. «Старатели». – Сравненье с заводскими крепостными. – Спецпереселенцы в колхозе: колхоз и лагерь вместе. – Прибалтам – кайло, лопата! – Картинки быта. – «Гражданские права» как ещё одна гиря. – О, как однообразно!..
Немцы, греки, корейцы в казахстанской ссылке. – Непокорные чечены. – Случай с семьёй Худаевых. – Значение кровной мести.
Тюремная мечта о ссылке. – Подпал и я. – 50-е годы. Преимущество ссыльных перед мнимоосвобождёнными. – Тюремные суеверия при освобождении. – Едем на юг! – Ещё одно освобождение. – Владимир Александрович Васильев. – Новый след Эрика Андерсена. – Предположительная версия о нём. – Решающий миг назначения места. – Сознание высшее: не ловчить. – Вечная ссылка, в неувязке даже с советскими законами. – Но – вечно ли МГБ? – Издевательское назначение Васильева. – Наш последний этап. – Ссыльных принимает МГБ. – Иду наниматься учителем! – На приёме в районо. – Лунная ночь во дворе МГБ. Начало жизни! – И смерть Тирана.
Пишу нестеснённо пьесу. – Агония переоценок в райпо. – Мой бунт. – Как меня взяли преподавателем. – Особенность учения для ссыльных детей. – Для казахских. – Угнетённое положение учителей. – Борьба Митровича с администрацией. – Ссыльные участвуют в комедии выборов. – История Григория Маковоза. – Как рассудить? – Где предел прощения?
Льготность некоторых южных ссылок. – Ссылка в Казахстане лучше колхоза на Украине. – «Ворошиловская» амнистия 27 марта 1953. – Как она проявилась в Кок-Тереке. – Смягчение ссылки после Берии. – Я был счастлив. – Очищенная точка зрения. – «Аденауэровская» амнистия 9 сентября 1955. – Не хочу в столицы! – XX съезд и конец ссылки. – Опять на Лубянке. Дело к реабилитации.
«Освобождение» под небом ГУЛАГа. – Лишённые ссылки. – Как Наталья Столярова попросилась переночевать в лагере. – Всюду гонимые. – Когда твои фотографии замазаны друзьями. – Когда предпочитаешь быструю смерть. – Благоразумные зэки остаются при лагере. – Как они живут. – Чем дольше сидел – тем меньше надежды на пенсию. – «Второй день Ивана Денисовича». – В одну сторону – бровь нахмурить, в другую – впрячь сто волов. – Цена реабилитации. – Справка… – И откуда следующим поколениям узнавать?
Расслабление от свободы. – Воспрятие. – Освобождение как вид смерти. – Побег в одиночество. – Ничего не иметь, от зоны до зоны. – Трудно с благополучными. – Те, кто, напротив, нагоняют упущенное. – Гордиться прошлым – или забыть, забыть? – Как Благомыслы включаются в советскую жизнь. – Забыть – не слишком ли глубокое рабство? – Заплывчивое тело. – Забыть, как вор завязывает. – Остойчивость личности? – Но как это забывают? – Читаю лекцию в женской колонии. – Лагерный голод восстанавливается в один день. – Тяга посещать места, где сидел. – Но мы умеем вспоминать и хорошее. – Всегда безунывные зэки, могучее племя. – Новая мера вещей и людей.
Развыкание, разделение мужа и жены за 10, за 20 лет. – Когда встречаешь на воле своих следователей, своих лагерных хозяев, своих предателей. – Тщетно искать справедливости против лжесвидетелей и негодяев. – Громы прошли без дождя. – Льготы клеветникам по советскому Уголовному кодексу. – Дело Анны Чеботар-Ткач. – Где ещё бывало столько ненаказанного злодейства?
Мы ждали правды после нашей смерти. – Распах короткий и малый. – После «Ивана Денисовича». Неправдоподобный взрыв прессы. – Взрыв писем. – Письма наших врагов. – Пропасть непонимания. Мы перестаём быть единым народом.
Как прикрывали брешь. «Слава Партии!» – Пути подмены Архипелага. – Проклятье международному империализму! – Тайные партийные собрания ортодоксов. – Но против начальства разве допустимо бороться? – Как Благомыслам спастись за счёт других. – «Почему Шухов не боролся?» – Коммунисты или простой Иван? – Басни коммунистической печати. – Басни советских писателей. – Как хороши лагеря сегодня. – Команда: вообще замолчать о лагерях.
Хрущёв и Твардовский верили, что «Иван Денисович» – о прошлом. – Но и я поверил! – Никакая мера горя нам недостаточна. – Письма нынешних зэков. – И снова проступили контуры Архипелага. – Все силовые линии нашего общества – к тирании. – Как читали зэки книгу, «одобренную партией». – И в прилагерном мире тож. – История скульп туры Недова.
Не прощайте фашистских убийц! – а мы не знали, не понимали… – И не следователи виноваты, а сами заключённые. – Короткое время они забезпокоились. – Как гебистам дослужить до пенсии. – Чистка архивов. – Вы боитесь нас и мёртвых! – «Пора восстановить понятие враг народа».
Особлаги – из любимых сталинских детищ. – Их ослабление после смерти Сталина и падения Берии. – Эмведешники просят не называть их бериевцами. – Мероприятия «общественной самодеятельности» – да не та почва. – Зазонное содержание. – Разгрузочные комиссии. – Архипелаг и эмведешники на краю гибели.
Как должно было бы выглядеть подлинное освобождение зэков. – Кто у кого должен просить прощения? – Освобождение ценой признания вины. Эра свободы в прокурорской мантии. – 1955–56 – роковые годы Архипелага. – Не тогда ли было и распустить его? – На что Хрущёв потратил свою власть. – Контратака Практических Работников. – Хрущёв укрепляет лагеря между XX и XXII съездами.
Наша история подошла к концу. – Новые свидетели послехрущёвской эпохи. – Владимирский централ при царе и при советах. – Снова «колонии» и ГУИТК. – Четыре режима. – Кобелю под хвост ваше хорошее поведение! – Цель реформы 1961 года – снова сделать заключённого управляемым. – Поперхнёшься и той посылкой. – Заключённым снится хлеб. – Самодурство лагерных хозяев с посылками, передачами, денежными поступлениями, ларьком. – Норма питания 60-х годов. Голод. – Чародей Режим. – Режим Особый, полосатый. – Как полегчало Практическим Работникам. – «Общественная» (сучья) деятельность в лагерях. – Самобытный Ваня Алексеев. – Политзанятия, радио, школы. – Разделение полов. – Наблюдательные комиссии и опыт Галины Филипповой. – Лагерные «воспитатели» в самотрактовке и в отзывах заключённых. – Верьте газетам.
Я иду в инстанции ходатайствовать об Архипелаге. – Как я связан. – Разговор в комиссии Верховного Совета. – Разговор с министром внутренних дел. – В институте Изучения Причин Преступности. – Откровенные ответы.
Политических и никогда не было, а теперь тем более нет… – Новочеркасский мятеж, 1–2 июня 1962. – Самоубийство офицера. – Расстрел разрывными. – Фазы подавления. – Манёвры Политбюро. – Кары вослед. – Волнения в Александрове и Муроме. – Массовые безпорядки не считать политикой. – «Диалог» с Церковью автогеном и тракторами. – Процесс над баптистами в Никитовке, 1964. – Их подсчёты о преследованиях. – 25 – летние сроки, не отменённые вопреки закону. – Досиживают сталинские крестники. – Когда западные левые всё поймут…
Всё та же расправа, только через бытовые статьи. – Дело Смелова. – Дело М. Потапова. – Туша Закона безошибочна. Не бывает оправданий и не бывает пересмотров. – Картинка рязанского облсуда. – Приём «прицеп» на невиновного. – Гибель Ивана Брыксина. – Указ о тунеядцах. – Уже не обещают, что преступления кончатся. – Наш Закон имеет обратную силу. – Отчёт о суде раньше самого суда (Тарту, 1961). – Лжесвидетели благоденствуют. – Ненаказуемы судьи-убийцы и прокуроры-убийцы. – Шараханья Закона. – Закулисные решения дел. – Прожигающая несправедливость. – Закона нет.


Читаем онлайн "Архипелаг ГУЛАГ. Книга 3" (ознакомительный отрывок). Главная страница.

Александр Исаевич Солженицын Архипелаг ГУЛАГ 1918–1956 Опыт художественного исследования Части V–VII

Часть пятая Каторга

Сделаем из Сибири каторжной, кандальной – Сибирь советскую, социалистическую!

Сталин

Глава 1 Обречённые

Звучание слов «каторга», «каторжане». – Сталинский указ о введении каторги и виселицы. – Победы фронта пригоняли пополнения. – Каторжный лагпункт на 17-й шахте Воркуты. – Сверхрежим. – Сравнить с сахалинской каторгой при Чехове. – Другие такие лагпункты. – Гнев читателей на автора. – Три комсомолки-лётчицы. – Женщины, сходившиеся с оккупантами. – Как сажали мелкоту. – Школьные учителя на оккупированной территории. – Оборот властей с патриотизмом в советско-германскую войну. – Откуда столько предателей? – Определяет ли бытие сознание? – Кем это допущены ошибки? – И что считать ошибками. – Почему так многие были рады приходу немцев? – Раскрытие винницких могил. – Больно ли тем, кого мы топчем? – Где же ваше Учение? – Кому не хватало воздуха. – Чета Броневицких. – Как это воспринималось юностью. – И в 30-е годы далеко не все восхищались. – В советской печатной лжи не различить оттенков. – Броневицкий – бургомистр, и что он должен был увидеть. – Ясность понимания у довоенной деревни. – Каковы были к войне народные чувства и как погублены. – Исход населения с разбитым врагом. – Власовцы от отчаяния. – Власовцы от горения сердца. – Что знали эти люди в 1941 году. – Повторить приём самого большевизма. – Паралич и распад коммунистической власти в 1941. – Котлы, котлы. – Майор Кононов и его полк. – «Превратить войну в гражданскую». – Народное движение в Локте Брянском, его программа. – На Дону. – Ленинградские студенты. – От прихода иностранной армии ждали только свержения режима. – А Западу нужна была своя свобода, а не наша. – Наш порыв к освобождению и немецкая колониальная тупость. – Истинное движение низов. – Изменили родине – коммунистические верхи. – В союзе с немцами прежде был Ленин.

Смягчение каторжного режима в 1946–47 по хозяйственным потребностям. – Создание Особых лагерей с 1948 года. – Перечень их. – Отбор в них по статьям. – Нуждаются ли советские в определении каторги?

Революция бывает торопливо-великодушна. Она от многого спешит отказаться. Например, от слова каторга. А это – хорошее, тяжёлое слово, это не какой-нибудь недоносок ДОПР, не скользящее ИТЛ. Слово «каторга» опускается с судейского помоста как чуть осекшаяся гильотина и ещё в зале суда перебивает осуждённому хребет, перешибает ему всякую надежду. Слово «каторжане» такое страшное, что другие арестанты, не каторжане, думают между собой: вот уж где, наверное, палачи! (Это – трусливое и спасительное свойство человека: представлять себя ещё не самым плохим и не в самом плохом положении. На каторжанах номера! – ну, значит, отъявленные! На нас-то с вами не навесят же!.. Подождите, навесят!)

Сталин очень любил старые слова, он помнил, что на них государства могут держаться столетиями. Безо всякой пролетарской надобности он приращивал отрубленные второпях: «офицер», «генерал», «директор», «верховный». И через двадцать шесть лет после того, как Февральская революция отменила каторгу, – Сталин снова её ввёл. Это было в апреле 1943 года, когда Сталин почувствовал, что, кажется, воз его вытянул в гору. Первыми гражданскими плодами сталинградской народной победы оказались: Указ о военизации железных дорог (мальчишек и баб судить трибуналом) и, через день (17 апреля), – Указ о введении каторги и виселицы. (Виселица – тоже хорошее древнее установление, это не какой-нибудь хлопок пистолетом, виселица растягивает смерть и позволяет в деталях показать её сразу большой толпе.) Все последующие победы пригоняли на каторгу и под виселицу обречённые пополнения – сперва с Кубани и Дона, потом с левобережной Украины, из-под Курска, Орла, Смоленска. Вслед за армией шли трибуналы, одних публично вешали тут же, других отсылали в новосозданные каторжные лагпункты.

Самый первый такой был, очевидно, – на 17-й шахте Воркуты (вскоре – и в Норильске, и в Джезказгане). Цель почти не скрывалась: каторжан предстояло умертвить. Это откровенная душегубка, но, в традиции ГУЛАГа, растянутая во времени, – чтоб обречённым мучиться дольше и перед смертью ещё поработать.

Их поселили в «палатках» семь метров на двадцать, обычных на севере. Обшитые

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.