Библиотека knigago >> Проза >> Историческая проза >> 40 дней Кенгира

Александр Исаевич Солженицын - 40 дней Кенгира

40 дней Кенгира

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Александр Исаевич Солженицын - 40 дней Кенгира - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Историческая проза. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - 40 дней Кенгира.  Александр Исаевич Солженицын  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
40 дней Кенгира
Александр Исаевич Солженицын

Жанр:

Историческая проза

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

неизвестно

Год издания:

-

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "40 дней Кенгира"

Кенгирское восстание — восстание заключенных Степного лагеря (Степлага) в лагпункте Кенгир под Джезказганом (Казахстан) 16 мая — 26 июня 1954 г. Через год после норильского восстания, весной 1954 года, в 3-м лаготделении Степлага (пос.Джезказган Карагандинской обл.) на 40 дней более 5 тысяч политических заключенных взяли власть в лагере в свои руки. На 40-й день восстание было подавлено применением военной силы, включая танки, при этом, по свидетельствам участников событий, погибли сотни человек.

Читаем онлайн "40 дней Кенгира". [Страница - 2]

его не изменились. И не изменилось вообще ничто.

 Вечером после ужина сделано было так. В секции вдруг выключался свет и от входной двери кто-то невидимый говорил: "Братцы! До каких пор будем строить, а взамен получать пули? Завтра на работу не выходим!" И так секция за секцией, барак за бараком.

 Брошена была записка через стену и во второй лагпункт. Опыт уже был, и обдумано раньше не раз, сумели объявить и там. На 2-м лагпункте, многонациональном, перевешивали десятилетники, и у многих сроки шли к концу

 - однако они присоединились.

 Утром мужские лагпункты - 3-й и 2-й, на работу не вышли.

 Такая повадка - бастовать, а от казённой пайки и хлёбова не отказываться, всё больше начинала пониматься арестантами, но всё меньше - их хозяевами. Придумали: надзор и конвой вошли без оружия в забастовавшие

 лагпункты, в бараки, и вдвоём берясь за одного зэка - выталкивали, выпирали

 его из барака. (Система слишком гуманная, так пристально нянчиться с ворами,

 а не с врагами народа. Но после расстрела Берии никто из генералов и

 полковников не отваживался первый отдать приказ стрелять по зоне из

 пулемётов.) Этот труд, однако, себя не оправдал: заключённые шли в уборную,

 слонялись по зоне, только не на развод.

 Два дня так они выстояли.

 Простая мысль - наказать конвоира, который убил евангелиста, совсем не казалась хозяевам ни простой, ни правильной. Вместо этого в ночь со второго дня забастовки на третий ходил по баракам уверенный в своей безопасности и всех будя бесцеремонно, полковник из Караганды с большой свитой: "Долго думаете волынку тянуть?"2 И наугад, никого не зная тут, тыкал пальцем: "Ты

- выходи!.. Ты - выходи!.. Ты! - выходи!" И этих случайных людей этот доблестный волевой распорядитель отправлял в тюрьму, полагая в том самый

разумный ответ на волынку. Вилл Розенберг, латыш, видя эту бессмысленную расправу, сказал полковнику: "И я пойду!" - "Иди!" - охотно согласился

 полковник. Он даже н_е _п_о_н_я_л, наверно, что это был - протест, и против чего тут можно было протестовать.

 В ту же ночь было объявлено, что демократия с питанием кончена и невышедшие на работу будут получать штрафной паёк. 2-й лагпункт утром вышел на работу. 3-й не вышел еще и в третье утро. Теперь к ним применили ту же тактику выталкивания, но уже увеличенными силами: мобилизованы были все офицеры, какие только служили в Кенгире или съехались туда на помощь и с комиссиями. Офицеры во множестве входили в намеченный барак, ослепляя арестантов мельканием папах и блеском погонов, пробирались, нагнувшись, между вагонками и, не гнушаясь, садились своими чистыми брюками на грязные арестантские подушки из стружек: "Ну, подвинься, подвинься, ты же видишь, я подполковник!" И дальше так, подбоченясь и пересаживаясь, выталкивали обладателя матраца в проход, а там его за рукава подхватывали надзиратели, толкали к разводу, а тех, кто и тут еще слишком упирался - в тюрьму.

 (Ограниченный объём двух кенгирских тюрем очень стеснял командование - туда

 помешалось лишь около полутысячи человек.)

 Так забастовка была пересилена, не щадя офицерской чести и привилегий. Эта жертва вынуждалась двойственным временем. Непонятно было, что же надо? и опасно было ошибиться! Перестаравшись и расстреляв толпу, можно было оказаться подручным Берии. Но не достаравшись и не вытолкнув энергично на работу, можно было оказаться его же подручным.3 К тому же личным и массовым своим участием в подавлении забастовки офицеры МВД как никогда доказали и нужность своих погонов для защиты святого порядка, и несокрушаемость штатов, и индивидуальную отвагу.

 Применены были и все проверенные ранее способы. В марте-апреле несколько этапов отправили в другие лагеря. (Поползла зараза дальше!) Человек семьдесят (среди них и Тэнно) были отправлены в закрытые тюрьмы с классической формулировкой: "все меры исправления исчерпаны, разлагающе влияет на заключённых, содержанию в лагере не подлежит". Списки отправленных в закрытые тюрьмы были для устрашения вывешены в лагере. А для того, чтобы хозрасчёт, как некий лагерный НЭП, лучше бы заменял заключённым свободу и справедливость, - в ларьки, до того времени скудные, навезли широкий набор

 продуктов.

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.