Библиотека knigago >> Проза >> Контркультура >> Ивовая Каннон

Максим Денисович Ставрогин (Максим Ставрогин) - Ивовая Каннон

Ивовая Каннон

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Максим Денисович Ставрогин (Максим Ставрогин) - Ивовая Каннон - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Контркультура, Рассказ, Самиздат, сетевая литература. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Ивовая Каннон.  Максим Денисович Ставрогин (Максим Ставрогин)  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Ивовая Каннон
Максим Денисович Ставрогин (Максим Ставрогин)

Жанр:

Контркультура, Рассказ, Самиздат, сетевая литература

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

неизвестно

Год издания:

-

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Ивовая Каннон"

История о неудачливом актёре, его судьбе, смерти, а помимо этого о таланте и искусстве


Читаем онлайн "Ивовая Каннон". Главная страница.

<p>


Впервые я увидел его сидящим ночью у реки, посреди поля. Над его головой низко кланялась ива, в отдалении напоминающая высокую женщину с длинными волосами зелёных ветвей. Это было в конце весны, почти летом. Я шёл по дороге, вслед за тёмно-красными каплями чего-то похожего на кровь и отпечатками сандалий, пока те вдруг не свернули в сторону реки и ивы, где сидел он.



– Не ранен ли?



Так спросил я себя, сошёл с дороги и пошёл к нему прямо по высокой траве гаолян, что разлилась повсюду, и ничего кроме неё было не видать. Его ноги были опущены в реку и расслабленны, а потому покачивались по течению. И хотя река казалась совсем маленькой и узкой, я прекрасно знал, сколь глубоко и черно её дно, и как сильно она может буянить по осени. Ничего не стоило этим водам лишь на малость выйти из берегов и ускориться, чтобы унести с собой мужчину, но этого не случалось – река спокойно текла вперёд, а вместе с ней такое количество мерцающих звёзд, что и на небе столько не сосчитать.



Я остановился всего в паре шагов позади него, но ни получал ни росинки внимания к себе; он продолжал заниматься своим делом: зачёркивал ножом некую надпись на стволе дерева. Мне удалось различить лишь очертания сердца и нескольких букв: «М», «е» и «л», которые ныне злобно уничтожались. Сам он в тот день был одет в яркие, явно театральные одежды, лицо его белело гримом, а на волосах я приметил кусочек помидора, алыми каплями стекающий на весок и ниже, к подбородку. И вся его одежда была полна стекающих вниз помидор, чьи соки падали на землю. Впрочем, самым приметным и интересным в нём мне показалась фигура: до чего этот актёр был похож ею на яблоко!



Невольно, я усмехнулся, чем и привлёк его внимание.



– Прошу меня простить, – слегка поклонился в знак извинения, – я думал, кто-то ранен и шёл по алым следам, а это оказались вы.



– Ничего, – едва слышно произнёс он, и в слове этом и в дыхании его я услышал тяжесть приливных волн.



– Могу ли присесть рядом?



В ответ почти невидимый кивок. Я опустил ноги в воду, подобно ему, и стал созерцать спокойные воды. Тем временем мужчина в пол голоса причитал и всё ругал кого-то. В какой-то момент он до того разозлился, что деревянная ручка ножа в его руках хрустнула, а ещё спустя мгновение и вовсе лопнула.



– Беда с девушкой? – поинтересовался я.



– Что-то близкое, но всё же нет. Я бы даже сказал совсем нет. Какая с живой девушкой может быть беда? У людей проблемы лишь с собой и богами. А девушки… услышу ли я от них что-то, чего ещё не слышал мой отец или мой дед? Что нового скажут они мне? Ничего они не скажут и не сделают, ничего, кроме томления духа. Суета! – он кинул ножик в воду и уронил голову в колени, – суета, – повторил он. – Нет, только одна девушка достойна моего внимания и моего горя. Только одна у меня есть богиня, одна любовь, которой я еженощно возношу свои молитвы. И имя её – Мельпомена…



– Так вы актёр?



Он кинул на меня из под коленей вопросительный взгляд.



– Мельпомена ведь муза драмы, театра. К тому же одеты вы… театрально. Вот и предположил.



– Всё верно. Актёр театра но.



– Японский?



– Японский, – ответил он мне и снова посмотрел в реку своим тяжелым взглядам, будто пытаясь продавить им воды.



Долго ещё мы молчали и смотрели: он в реку, а я на изгибы дерева, что заботливо склонилось над нами. Мне очень не хотелось тревожить тишины – в траве чудесно пели сверчки. Однако молодой актёр не сдержал молчания.



– Нет… – прошептал он, – всё же нет, не актёр я больше. Я выбросил маску. А без маски я больше не актёр. Да и был ли им? – затем снова молчание и протяжный вздох, в котором, казалось, я мог услышать, шорох его грузных мыслей, полнеющих сомненьями. Наконец, он решился спросить меня. – Можете ли вы оказать услугу и послушать мою историю жизни? Я много сказать не могу, вся моя жизнь – одно дело и вся она уложится лишь в несколько строк, я обещаю. И мне было бы радостно поведать о своём горе.



– Мне некуда спешить и я

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.