Библиотека knigago >> Проза >> Современная проза >> Дюжина слов об Октябре (сборник)

Дина Ильинична Рубина , Андрей Валерьевич Геласимов , Алексей Николаевич Варламов , Елена Вячеславовна Нестерина , Глеб Юрьевич Шульпяков , Борис Тимофеевич Евсеев , Эдуард Иванович Русаков , Дмитрий Николаевич Косяков , Василий Олегович Авченко , Яна Жемойтелите , Евгений Анатольевич Бабушкин , Павел Никулин - Дюжина слов об Октябре (сборник)

Дюжина слов об Октябре (сборник)

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Дина Ильинична Рубина , Андрей Валерьевич Геласимов , Алексей Николаевич Варламов , Елена Вячеславовна Нестерина , Глеб Юрьевич Шульпяков , Борис Тимофеевич Евсеев , Эдуард Иванович Русаков , Дмитрий Николаевич Косяков , Василий Олегович Авченко , Яна Жемойтелите , Евгений Анатольевич Бабушкин , Павел Никулин - Дюжина слов об Октябре (сборник) - бесплатно (ознакомительный отрывок). Жанр книги: Современная проза, Рассказ, год издания - 2017. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Дюжина слов об Октябре (сборник).  Дина Ильинична Рубина , Андрей Валерьевич Геласимов , Алексей Николаевич Варламов , Елена Вячеславовна Нестерина , Глеб Юрьевич Шульпяков , Борис Тимофеевич Евсеев , Эдуард Иванович Русаков , Дмитрий Николаевич Косяков , Василий Олегович Авченко , Яна Жемойтелите , Евгений Анатольевич Бабушкин , Павел Никулин  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Дюжина слов об Октябре (сборник)
Дина Ильинична Рубина , Андрей Валерьевич Геласимов , Алексей Николаевич Варламов , Елена Вячеславовна Нестерина , Глеб Юрьевич Шульпяков , Борис Тимофеевич Евсеев , Эдуард Иванович Русаков , Дмитрий Николаевич Косяков , Василий Олегович Авченко , Яна Жемойтелите , Евгений Анатольевич Бабушкин , Павел Никулин

Жанр:

Современная проза, Рассказ

Изадано в серии:

Антология современной прозы #2017

Издательство:

Эксмо

Год издания:

ISBN:

978-5-699-99127-3

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!


  Читать полностью по подписке MyBook  

Краткое содержание книги "Дюжина слов об Октябре (сборник)"

Сегодня, в 2017 году, спустя столетие после штурма Зимнего и Московского восстания, Октябрьская революция по-прежнему вызывает споры. Была ли она неизбежна? Почему один период в истории великой российской державы уступил место другому лишь через кровь Гражданской войны? Каково влияние Октября на ход мировой истории? В этом сборнике, как и в книге «Семнадцать о Семнадцатом», писатели рассказывают об Октябре и его эхе в Одессе и на Чукотке, в Париже и архангельской деревне, сто лет назад и в наши дни.


Читаем онлайн "Дюжина слов об Октябре (сборник)" (ознакомительный отрывок). Главная страница.

Коллектив авторов Дюжина слов об Октябре

© Рубина Д., 2017

© Геласимов А., 2017

© Евсеев Б., 2017

© Варламов А., 2017

© Авченко В., 2017

© Шульпяков Г., 2017

© Нестерина Е., 2017

© Жемойтелите Я., 2017

© Косяков Д., 2017

© Бабушкин Е., 2017

© Русаков Э., 2017

© Никулин П., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

Дина Рубина Дом Этингера Фрагмент из романа «Русская канарейка. Желтухин»

1

Да никакой балериной она не была! И не бывает балерин с такой грудью. Тоже мне хозяйство – балерина: полфунта жил на трудовых мослах. Нет, Эська заколачивала тапершей в синема, и заколачивала крепкими пальчиками, и востро глядела в ноты, читая с листа, а грудь у нее была, как две виноградные грозди («Песнь песней» в исполнении хора поклонников) – как виноградные грозди, созревшие свободно и сладко в ее неполные шестнадцать лет.

Спал ли некий Николай Константинович Каблуков под окнами ее дома? Вполне вероятно; да и кто бы пустил его спать в иное место? Много их околачивалось под ее окнами, любителей ноты переворачивать; возможно, кто и прилег с устатку.

Но в семье он запомнился: подаренный им кенарь по кличке Желтухин прожил ни много ни мало – да бывает ли такое?! – двадцать один год. Шутка ли? Двадцать один год, копеечка в копеечку, семья просыпалась под надрывную песенку «Стаканчики граненыя», высвистываемую Желтухиным с такими фиоритурами, что любой тенор позавидует. Немудрено, что эта песенка въелась в быт, нравы и эпос данного семейства.

Кстати, о теноре.

Изрядные голосовые достоинства (помимо прочего музыкального блеска) были присущи всем мужчинам «Дома Этингера», как говаривал сам Большой Этингер – Гаврила Оскарович, он же Герц Соломонович, но все тот же Этингер, хоть ты тресни. Так вот, немалые достоинства тенорового регистра демонстрировал и он сам, и его единственный, сгинувший в чекистском аду, но перед тем проклятый им сын Яша…

Вообще, если уж мы заговорили о музыке и о Доме Этингера, то надо бы захватить пригоршню времени поглубже и пошире, насколько хватит глаз; полновесной октавой взять, черпнуть глубоким ковшом, в который угодил бы даже и Соломон Этингер, тот николаевский солдат из кантонистов, трубач военного оркестра, запевала и буян, который всю жизнь утверждал, что его, десятилетнего мальца, пойманного «ловчиком» где-то в местечке под Вильно и увезенного в телеге с такими же перепуганными еврейскими мальчиками на Урал в живодерню кантонистской рекрутчины, спас только заливистый дискант, впоследствии излившийся в тенор, странно высокий для человека столь могучей комплекции; спас, подкормил и в люди вывел: «Ох, кабы не мой соловей-соловей-пташечка!»

После двадцати пяти лет военной службы (напоследок он оттрубил и отпел Крымскую кампанию) Соломон осел в местечке под Полтавой и женился на дочери местного раввина. Хроменькая девушка была и болезная по женской части, но все ж раввинская дочь. Да и он, если трезво глянуть: солдат, конечно, хуже гоя, невежа в райских кущах святых наших книг, но все ж георгиевский кавалер, да и сорок-то целковиков кантонистской пенсии от царя-батюшки тоже, поди, на земле не валяются.

И вот, случается ж такое чудо – мощь чресел библейских старцев! – прожив в бездетном браке десять лет, уже в преклонном возрасте ухитрился родить со своей хромоножкой глазастого и ушастого сынка Герцэле и обучить его не только игре на нескольких инструментах, но и способности к выдающейся мимикрии – во всем, в том числе и в такой мелочи, как перемена места жительства, привычного окружения и имени.

– Имена – вздор, – говаривал отставной николаевский солдат. – Я тебе на свист отзовусь. Когда нас, пацанов-кантонистов, крестил полковой батюшка (в баню загнали, якобы мыться, а после окатили всех холодной водой из шаек), мне имя дали Никита Михайлов, и служил я под ним царю и России двадцать пять лет. «Отче наш» во сне отбарабаню. Ну так что ж? Какая в том беда Дому Этингера?

Стоит ли говорить, что сын его Герц – Гаврила – был, как и положено по закону, обрезан на восьмой день своей жизни, и, прислушиваясь к звенящему крику младенца, его папаша, запевала и буян, одобрительно заметил: тенор, мол. И ведь в точку попал.

Но место в оркестре знаменитого Оперного театра

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.