Библиотека knigago >> Проза >> Современная проза >> Новый мир, 2005 № 11

Фрида Абрамовна Вигдорова , Корней Иванович Чуковский , Сергей Николаевич Есин , Антон Павлович Тихолоз , Максим Анисимович Кронгауз , Мария Юдина , Журнал «Новый мир» , Сергей Павлович Костырко , Андрей Витальевич Василевский , Александр Павлович Тимофеевский , Борис Николаевич Тарасов , Юрий Михайлович Кублановский , Дмитрий Геннадьевич Новиков , Олег Никитьевич Хлебников , Павел Андреевич Руднев , Валерия Ефимовна Пустовая , Павел Михайлович Крючков , Владимир Борисович (2) Коробов (поэт) , Наталья Андреевна Сиривля , Светлана Васильевна Кекова , Анна Анненкова , Евгения Вежлян - Новый мир, 2005 № 11

Новый мир, 2005 № 11

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Фрида Абрамовна Вигдорова , Корней Иванович Чуковский , Сергей Николаевич Есин , Антон Павлович Тихолоз , Максим Анисимович Кронгауз , Мария Юдина , Журнал «Новый мир» , Сергей Павлович Костырко , Андрей Витальевич Василевский , Александр Павлович Тимофеевский , Борис Николаевич Тарасов , Юрий Михайлович Кублановский , Дмитрий Геннадьевич Новиков , Олег Никитьевич Хлебников , Павел Андреевич Руднев , Валерия Ефимовна Пустовая , Павел Михайлович Крючков , Владимир Борисович (2) Коробов (поэт) , Наталья Андреевна Сиривля , Светлана Васильевна Кекова , Анна Анненкова , Евгения Вежлян - Новый мир, 2005 № 11 - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Современная проза, Поэзия, Публицистика, Газеты и журналы, Сборники, альманахи, антологии. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Новый мир, 2005 № 11.  Фрида Абрамовна Вигдорова , Корней Иванович Чуковский , Сергей Николаевич Есин , Антон Павлович Тихолоз , Максим Анисимович Кронгауз , Мария Юдина , Журнал «Новый мир» , Сергей Павлович Костырко , Андрей Витальевич Василевский , Александр Павлович Тимофеевский , Борис Николаевич Тарасов , Юрий Михайлович Кублановский , Дмитрий Геннадьевич Новиков , Олег Никитьевич Хлебников , Павел Андреевич Руднев , Валерия Ефимовна Пустовая , Павел Михайлович Крючков , Владимир Борисович (2) Коробов (поэт) , Наталья Андреевна Сиривля , Светлана Васильевна Кекова , Анна Анненкова , Евгения Вежлян  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Новый мир, 2005 № 11
Фрида Абрамовна Вигдорова , Корней Иванович Чуковский , Сергей Николаевич Есин , Антон Павлович Тихолоз , Максим Анисимович Кронгауз , Мария Юдина , Журнал «Новый мир» , Сергей Павлович Костырко , Андрей Витальевич Василевский , Александр Павлович Тимофеевский , Борис Николаевич Тарасов , Юрий Михайлович Кублановский , Дмитрий Геннадьевич Новиков , Олег Никитьевич Хлебников , Павел Андреевич Руднев , Валерия Ефимовна Пустовая , Павел Михайлович Крючков , Владимир Борисович (2) Коробов (поэт) , Наталья Андреевна Сиривля , Светлана Васильевна Кекова , Анна Анненкова , Евгения Вежлян

Жанр:

Современная проза, Поэзия, Публицистика, Газеты и журналы, Сборники, альманахи, антологии

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

неизвестно

Год издания:

-

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Новый мир, 2005 № 11"

Ежемесячный литературно-художественный журнал http://magazines.russ.ru/novyi_mi/

Читаем онлайн "Новый мир, 2005 № 11". [Страница - 2]

лавку приносит простую целебную травку:

горький бессмертник, простой подорожник и млечник,

чтобы заваривал чай себе старый горшечник,

чтоб становилось горшечнику горько и сладко,

чтоб от больного бежала бы прочь лихорадка.

В гибких ветвях воробьи раскричались, как турки.

Старый ремесленник новые лепит фигурки:

двух снегирей на заснеженной ветке рябины,

пойманных рыб, изогнувших блестящие спины,

лепит павлина на древе из райского сада,

лепит Орфея, ведущего душу из ада,

и Моисея с жезлом, источающим воды,

лепит из глины он грех, поразивший природу.

Мастер уснул, распростившись с земными делами.

Церковь стоит и сияет во тьме куполами.

С церковью рядом горбатая бродит знахарка,

ждет, чтоб ей подали дым от свечного огарка.

Облако в небе, как время, меняет обличье,

глиняный ангел летит, причитая по-птичьи,

тихо летит над землею, убогой и сирой,

глиняный ангел со сломанной глиняной лирой.

 

                           *      *

                               *

Я буду жить на берегу ручья,

и муравьи, мои лесные братья,

меня накормят пищей поминальной.

Сладка ли муравьиная кутья

для тех, кто знал иной любви объятья?

Качаются цветов колокола,

а свет идет дорогою окольной,

и отражают листьев зеркала

сей жар и бред, сей трепет колокольный.

Качаются цветов колокола,

и вижу я — мгновенно, раз за разом

стекло воды разрезано алмазом —

упругой плотью птичьего крыла.

Мелькнет в листве блестящий чей-то лик...

Что значит сей запутанный язык

воды и света, рыб и чаек быстрых?

Что значит иероглиф муравья

средь прочих букв и знаков серебристых?

В глазах у леса высохла роса

от птицами поставленных спектаклей,

проведена заката полоса

меж солнечным лучом и звездной каплей.

И если мотылек — святой простец,

паук на нитке — крохотный разведчик,

я буду перед будущим истец,

молчальник, и обидчик, и ответчик.

 

                           *      *

                               *

Чуть колеблется воздух счастливый —

золотое игралище ос,

и песок под зыбучею ивой

ключевою водою зарос.

И луча световая дорожка

пролегает в цветочной пыли,

и в озера цветного горошка

деловито ныряют шмели.

Что за праздник для зренья и слуха!

И рождается снова во мне

слово — легче лебяжьего пуха,

тяжелее, чем камень на дне.

 

(обратно)

Марбург

. Иллюстрация № 2

Глава шестая

Я люблю то, что все называют прогулками. Развлечение ли они? На самом деле под монотонный ритм шагов замечательно думается, наблюдения сортируются, выстраиваются приоритеты, проявляется главное. Попробуйте потрясите решето с горохом, сразу станет ясно, где начнут копиться наиболее крупные фракции. Прогулка — это и вернейший способ подготовиться к лекции, даже если ты об этом не особенно думаешь. Лекция, завтрашняя или послезавтрашняя, все равно сидит у тебя в подсознании как самое важное в жизни, и, о чем бы ты ни думал, как бы крепко ни размышлял о постороннем, мысль все равно, как дрессированный заяц, соскочит на свое и засучит лапками по барабанной шкурке. Для меня прогулка, бессмысленные, казалось бы, шатания наугад — еще и возможность привести собственные мысли в порядок…

Пастернак, как известно, любил работу в саду, с лопатой, с землей. Пересаживал растения, окучивал картошку, обожал, кстати, жечь костры, а зимой, в юности, всегда сам, не доверяя никому, топил печи. Ну, последнее-то, печи, огонь, — особый разговор, особая субстанция. Но ведь и граф Лев Толстой любил физический труд — рубить ли с плеча, ходить ли за сохою; и граф Алексей Николаевич Толстой, тоже писатель немалый, чистил, например, самостоятельно обувь в семье: пять, десять, пятнадцать пар. Здесь, видимо, еще и тоска человека, ведущего сидячий образ жизни, не только по мышечным усилиям, но и по движению, возбуждающему мысль.

После внезапного — не как в романе, где все должно быть подчинено гармонии, а как в жизни, которой позволено иметь свою шершавую логику, — после телефонного разговора с Серафимой

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.