Библиотека knigago >> Документальная литература >> Документальная литература >> За что?

Варлам Тихонович Шаламов , Анатолий Владимирович Жигулин , Александр Исаевич Солженицын , Георгий Георгиевич Демидов , Анна Александровна Баркова , Николай Алексеевич Клюев , Александр Александрович Солодовников , Галина Александровна Воронская , Нина Ивановна Гаген-Торн , Яков Вениаминович Браун , Юрий Львович Фидельгольц , Александра Соломоновна Берцинская , Елена Федоровна Лисицына , Соломон Иосифович Гольцман , Лидия Евсеевна Коган , Елена Львовна Владимирова , Михаил Дмитриевич Бугров , Юрий Владимирович Галь , Михаил Леонтьевич Шангин , Сергей Иванович Ходушин , Александр Ефимович Лазебников , Борис Николаевич Лесняк , Борис Дмитриевич Антоненко-Давидович - За что?

За что?

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Варлам Тихонович Шаламов , Анатолий Владимирович Жигулин , Александр Исаевич Солженицын , Георгий Георгиевич Демидов , Анна Александровна Баркова , Николай Алексеевич Клюев , Александр Александрович Солодовников , Галина Александровна Воронская , Нина Ивановна Гаген-Торн , Яков Вениаминович Браун , Юрий Львович Фидельгольц , Александра Соломоновна Берцинская , Елена Федоровна Лисицына , Соломон Иосифович Гольцман , Лидия Евсеевна Коган , Елена Львовна Владимирова , Михаил Дмитриевич Бугров , Юрий Владимирович Галь , Михаил Леонтьевич Шангин , Сергей Иванович Ходушин , Александр Ефимович Лазебников , Борис Николаевич Лесняк , Борис Дмитриевич Антоненко-Давидович - За что? - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Историческая проза, Поэзия, Документальная литература, год издания - 1999. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - За что? .  Варлам Тихонович Шаламов , Анатолий Владимирович Жигулин , Александр Исаевич Солженицын , Георгий Георгиевич Демидов , Анна Александровна Баркова , Николай Алексеевич Клюев , Александр Александрович Солодовников , Галина Александровна Воронская , Нина Ивановна Гаген-Торн , Яков Вениаминович Браун , Юрий Львович Фидельгольц , Александра Соломоновна Берцинская , Елена Федоровна Лисицына , Соломон Иосифович Гольцман , Лидия Евсеевна Коган , Елена Львовна Владимирова , Михаил Дмитриевич Бугров , Юрий Владимирович Галь , Михаил Леонтьевич Шангин , Сергей Иванович Ходушин , Александр Ефимович Лазебников , Борис Николаевич Лесняк , Борис Дмитриевич Антоненко-Давидович  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
За что?
Варлам Тихонович Шаламов , Анатолий Владимирович Жигулин , Александр Исаевич Солженицын , Георгий Георгиевич Демидов , Анна Александровна Баркова , Николай Алексеевич Клюев , Александр Александрович Солодовников , Галина Александровна Воронская , Нина Ивановна Гаген-Торн , Яков Вениаминович Браун , Юрий Львович Фидельгольц , Александра Соломоновна Берцинская , Елена Федоровна Лисицына , Соломон Иосифович Гольцман , Лидия Евсеевна Коган , Елена Львовна Владимирова , Михаил Дмитриевич Бугров , Юрий Владимирович Галь , Михаил Леонтьевич Шангин , Сергей Иванович Ходушин , Александр Ефимович Лазебников , Борис Николаевич Лесняк , Борис Дмитриевич Антоненко-Давидович

Жанр:

Историческая проза, Поэзия, Документальная литература

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

Новый Ключ

Год издания:

ISBN:

5-7082-0061-8

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "За что? "

В книгу вошли материалы, собранные Комиссией по творческому наследию репрессированных писателей России. Повести, рассказы, стихи, воспоминания, письма, документы, спасенные от забвения, создают впечатляющую картину преступлений тоталитарного режима, взывают к исторической справедливости, напоминают о том, что права человека в нашей стране не защищены и сегодня.

Читаем онлайн "За что? ". [Страница - 3]

нашего сознания, за все сотворенное на нашей земле зло. Так же, как осужден был на Нюрнбергском процессе гитлеровский нацизм — за преступления против человечности, — и мы обязаны были квалифицировать деятельность коммунистической партии… Мы этого не сделали. Нравственному очищению не был дан импульс»

(Булат Окуджава в беседе с Ириной Ришиной).
Все это, слава Богу, было сделано, и импульс был дан — но не тот, какого до конца жизни продолжал ждать Окуджава. Не сверху — снизу все это происходит. В «Записках об Анне Ахматовой» Лидия Чуковская воспроизводит их разговоры в середине 50-х в комнатушке Ардовых. Сказать, что это были соображения «на уровне Политбюро» — значит сильно польстить кремлевским «мыслителям». Где было им взять поистине выстраданную патриотическую и государственную мудрость? И когда власть в этом нуждалась?

Что за прибыль Вседержителю, когда ты праведен?

И будет ли выгода Ему от того,

Что ты содержишь пути твои в непорочности?

Иов, 22: 3.

В «Польском дневнике» Юзовского есть любопытное место: узник, доведенный до истерических воплей Иова, а затем низведенный до последней черты, до пыли и праха, начинает… Нет, не так: эта пыль и этот прах начинают мыслить!

Ты поднял меня на ветер, пустил меня

И уничтожил меня в вихре.

Иов, 30: 21.

это голос праха. Мысль же состоит в том, что зыбки здания цивилизации, что великое искусство древности пахнет потом рабов и безнравственно в корне. А мы-то ахали над ним… Глазами раба-каменотеса, вечно вылезающего из глыбы, вечно обнимающей его, видит узник Освенцима мраморные гермы и колонны. Благоуханная поэзия, услаждавшая нобилей, вызывает в нем спазмы отвращенья.

Толстой, посылавший Нехлюдова по пути, хочется сказать, Чехова, не был лишен подобной коренной «ереси». Нехлюдов страдал «нравственной тошнотой», издавал «кряхтенье стыда» — устыжаясь комильфотной жизни своего круга. Из колымских распадков донесется потом резкий голос Шаламова:

— Я бы плюнул в красоту…

Да, в ту, которая великолепничает, пока в одном с нею времени стреляют, гноят, скармливают заживо крысам и вшам. Мысль эта, имеющая четкость постулата, не получила развития в больной и себялюбивой нашей жизни. Одному — нравственная тошнота, другим — нравственная всеядность.

Молодой Чичибабин:

Пока хоть один безутешен влюбленный,

Не знать до седин мне любви разделенной.

Сорокалетний Чичибабин:

Живу на даче. Жизнь чудна. Свое повидло…

А между тем еще одна душа погибла.

Он был поэтом народа, двух народов, голосом гонимых и едва ли не голосом той подножной пыли — редкостный дар!..

Земля! Не закрой моей крови,

И да не будет остановки воплю моему.

Иов, 16: 18.

Горько прав мученик — и прозорлив.

На заре отечественной культуры всякая образованная и достаточная семья хранила под образами книги Четьих Миней. Отец семейства разгибал фолиант и читал «во слых» житие святого — к случаю или в назидание кому-нибудь из семьи.

«Имя — тончайшая плоть, посредством которой объявляется духовная сущность… Имя — формула личности… Имя должно быть образом…»

До столь отчетливой нравственной мысли, принадлежащей П. Флоренскому, было тогда еще далеко (как уже далеко от нее сейчас!), но имя давали, имя носили не как пустой звук. Имя обязывало, напоминало. Имя давалось крещаемому как аванс, который должно было оправдать.

Безымянные трупы ГУЛАГа, войны Отечественной, а теперь и Чеченской, уже спрятанные в землю или еще замороженные в запоздалой попытке опознания, лучше всяких ораторов говорят о наших доблестях. Так низко народ еще не падал… Впрочем, и косточки поля Куликова погребены не были — занесло их, замуравели сами.

Мартирии XX века, пока еще не обретшие ни формы святцев, ни места в красном углу, ни мудрого издателя на земле родной, все же призваны играть ту роль, какую играли их предтечи. Выдумывать ничего тут не придется, семья как ячейка жизни (сколько же несчастных семей по России!) еще таковой остается, стало быть, оставаться должен и должен возникать, коли его нет,

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.