Библиотека knigago >> Документальная литература >> Публицистика >> «Язык наш свободен»

Борис Петрович Екимов , Олег Олегович Павлов , Олег Николаевич Ермаков , Алексей Цветков , Владислав Олегович Отрошенко , Игорь Юрьевич Клех , Светлана Васильевна Кекова , Максим Амелин , Виталий Кальпиди - «Язык наш свободен»

«Язык наш свободен»

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Борис Петрович Екимов , Олег Олегович Павлов , Олег Николаевич Ермаков , Алексей Цветков , Владислав Олегович Отрошенко , Игорь Юрьевич Клех , Светлана Васильевна Кекова , Максим Амелин , Виталий Кальпиди - «Язык наш свободен» - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Языкознание, Публицистика, год издания - 2006. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - «Язык наш свободен».  Борис Петрович Екимов , Олег Олегович Павлов , Олег Николаевич Ермаков , Алексей Цветков , Владислав Олегович Отрошенко , Игорь Юрьевич Клех , Светлана Васильевна Кекова , Максим Амелин , Виталий Кальпиди  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
«Язык наш свободен»
Борис Петрович Екимов , Олег Олегович Павлов , Олег Николаевич Ермаков , Алексей Цветков , Владислав Олегович Отрошенко , Игорь Юрьевич Клех , Светлана Васильевна Кекова , Максим Амелин , Виталий Кальпиди

Жанр:

Языкознание, Публицистика

Изадано в серии:

Сборники

Издательство:

неизвестно

Год издания:

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "«Язык наш свободен»"

Аннотация к этой книге отсутствует.

Читаем онлайн "«Язык наш свободен»". Cтраница - 13.

так называемого «литературного языка» (в английском, кстати говоря, отсутствующее). Такого языка, конечно же, не существует, это жандармская фикция — ни один стоящий писатель на нем не писал. Сторонником «литературного языка» как раз и был Шишков в споре с «варваром» Пушкиным.

Понятие о «литературном» языке резко сужает лексическое богатство речи. Но куда катастрофичнее — борьба с заимствованиями, которая прямо калечит язык, если борцы обладают реальной властью, как в России или, в меньшей степени, во Франции. Тут полезно вспомнить, что большая часть русской лексики — заимствованная, причем во многих случаях заимствования вытеснили коренные слова. Я говорю, конечно, о церковнославянских корнях, которые многими современными носителями, даже вполне образованными, уже давно не ощущаются как чуждые. Тем не менее есть резон напомнить, что церковнославянский — даже не ближайший родственник русскому, это искусственный язык, созданный на базе болгарского диалекта, то есть язык южнославянской группы, а не восточнославянской, как русский.

Если бы герой Солженицына из «Круга первого», этот потомок Шишкова и предок Эпштейна, действительно попытался говорить на языке без заимствований, ему проще было бы выучить азбуку для глухонемых.

Мы, конечно, давно не ощущаем церковнославянизмы как заимствования — и в добрый час. То же самое происходило в XIX веке с галлицизмами, которыми так злоупотребляли Пушкин и Толстой — когда-то людям коробило слух слово «пальто». И такой же будет судьба нынешних англицизмов.

Русский язык переживает небывалый подъем лексического творчества, воруя слова, придумывая заново, или просто перевирая — один из самых заслуженных способов лингвистической эволюции: достаточно посмотреть на итальянский язык, чудовищно перевранную необразованными массами латынь. Может быть, впервые с начала XIX века русский язык остался без эффективного полицейского надзора, вопреки неуклюжим пока попыткам думских академиков «исправить» его.

Впрочем, в этой бочке меда есть и ложка дегтя. Хотя литературного языка не существует, в языке развитого общества существуют стилистические слои, и совершенно ясно, что часть лексики, нормально звучащей в бане или в баре, не вполне уместна на дипломатическом банкете. В отсутствие лингвистической жандармерии роль распределения слов по таким слоям, а также еще более важную роль их регистрации в языке берут на себя словари. Важно при этом, чтобы выпуск таких словарей был регулярным и чтобы они были не прескриптивными, как до сих пор в России, а отражающими реальное словоупотребление и его коммуникативную роль. И авторитет их должен быть заработанным, а не санкционированным третьим отделением Академии наук.

Сегодня достаточно беглого визита в российский Интернет, чтобы понять, что русский язык интенсивно развивается. Если кого-то эта интенсивность коробит, кажется ему неуклюжей, то ничего, переживет, даже Шишков в конце концов смирился. А всем потенциальным реформаторам я хотел бы сказать вот что. Не трогайте русский язык. Он прекрасен. И он принадлежит лично мне или любому другому русскому (напомню, что русский — это русскоязычный, и другого трезвого определения быть не может), а не Советскому Союзу или Российской Федерации, я получил его не от государственной инстанции или ученого конклава, а от родителей и друзей и намерен поступать с ним как хочу. Оставьте мой язык в покое и бумажник тоже.

Существует, тем не менее, возможность оказать языку реальную помощь. Только для этого надо печься об улучшениях в жизни людей, а не в их лингвистике. Залог нынешней мощи английского — в технологических, научных и культурных приоритетах. Чем больше таких приоритетов будет у России, тем меньше будет нужда в массовых заимствованиях. Баланс лингвистического импорта-экспорта может выровняться, хотя даже в этом случае строгий надзор над ним будет контрпродуктивным.

Но это уже — задача не для писателей. По крайней мере, не только для них одних.


Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.