Библиотека knigago >> Документальная литература >> Биографии и Мемуары >> Бог в деталях

Алексей Алешковский - Бог в деталях

Бог в деталях

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Алексей Алешковский - Бог в деталях - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Языкознание, Научная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика, Критика, год издания - 2021. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Бог в деталях.  Алексей Алешковский  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Бог в деталях
Алексей Алешковский

Жанр:

Языкознание, Научная литература, Биографии и Мемуары, Публицистика, Критика

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

неизвестно

Год издания:

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Бог в деталях"

Алексей Алешковский — Послесловие к книге стихов отца, Юза Алешковского.


Читаем онлайн "Бог в деталях". Главная страница.

Бог в деталях
Алексей Алешковский

© Алексей Алешковский, 2021


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Бог в деталях

Воспринимать родителя объектом филологических штудий не приходило мне в голову, покуда он не предложил написать послесловие для его поэтической книжки. Казалось бы, современный читатель имеет дело с архаичным материалом — энциклопедией советской жизни. Но материал для писателя — не самоцель, а повод обнаружить свое место в мире как минимум; максимум — создать собственную систему координат.


Помимо неожиданности и парадоксальности, которые выгодно отличают настоящее от пошлого, помимо жизнерадостности, далеко не всегда сопутствующей искусству, в нем должен действовать и сформулированный Шкловским метод отстранения, который проявляет старое в новом свете. Пожалуйста: среди прочего, взгляд на мир глазами советского слепого, китайского поэта или правой ноги товарища Сталина, оппозиционные взгляды которой противоположны взглядам левой.


Сочинительство — протокол общения с Богом. Автор может находить Его хоть в самом себе (образцы клинического нарциссизма в изобилии поставляют и графоманы, и мастера слова), но у писателя религиозного, которым отец стихийно является, Бог выступает в банальном амплуа истины в последней инстанции.


Зато в кафкианских инстанциях предлагаемых его героям обстоятельств место Бога занимают идеи: эйдосы, обернувшиеся трескучими лозунгами советского земного рая (в генетически модифицированном изводе ими соблазняют и сегодня). Путь человечества от великого до смешного — от Бога до его замещения пародией на разум — оказался долог и кровав; отцу досталась роль его бытописателя.


Метафизика советской власти непостижима без погружения в быт, о который разбилась даже любовная лодка ее главного поэта. Советская власть — «Титаник» и айсберг одновременно; энтелехия революции, которая убивает своих детей как Тарас Бульба — тем, чем она их породила. Ее диалектика — диалектика дефицита — в сочетании нехватки свободы с избытком мнимой духовности.


Пустую мысль отец однажды определил как колесо без привода. Это и есть то самое Красное колесо, которое прошлось по костям русского народа, — колесо, от которого отцу посчастливилось уйти, как Колобку. Черты этого Колобка-трикстера свойственны почти всем его положительным персонажам.


Привод остранения возвращает нас к поэтическим текстам отца. Что общего в их героях — от эпического старого большевика, воспевающего товарища Сталина как бога, до лирического китайского поэта Юз Фу? Они — певцы деталей, будь то щепки из-под топора грузинского лесоруба, или ветхая корзина из ивовых прутьев, в которой китайский Овидий находит посланья римского, простите, столичного друга.


Бог проявляется в деталях, когда они свидетельствуют о Нем. Оскверненное подобие Божьего образа может очиститься только Словом, и вернувшись в Него. Это — принцип герметической оптики: то, что внизу, помогает рассмотреть то, что вверху:

Вселенная и в лужах и в болотцах

заглядывалась на саму себя,

по-моему, выискивая сходство

планетки нашей с капелькой дождя.

Таким же образом из увиденного на этапе окурочка вырастает целая история: выражаясь тюремным языком, рОман, в котором есть всё — и герой, и характер, и сюжет, и антагонист, и любовь, и даже библейская аллюзия. Так ужас и абсурд советской власти обнаруживаются в трагедии сталинской семьи, которую запускает маленькая Светлана, нечаянно оторвав фальшивые усы у двойника своего папы:

Горько плакал ребенок, прижавшись к груди оборотня,

и несчастнее их больше не было в мире людей.

Не отец и не друг, не учитель, не Ленин сегодня

на коленках молил: «Не губите жену и детей!»

В лагере отец написал «Песню свободы»: подходящий слоган и точный камертон его жизни и сочинений. Основа его метафизики представлена в романе «Рука» антагонизмом Души и Разума Возмущенного: «Мы, я убежден, произошли от обезьяны, а главное: идей нет никаких у Души. Как же можешь ты,

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.