Библиотека knigago >> Формы произведений >> Рассказ >> На фоне рыб (СИ)

Валентина Лесунова - На фоне рыб (СИ)

На фоне рыб (СИ)

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Валентина Лесунова - На фоне рыб (СИ) - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Рассказ. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - На фоне рыб (СИ).  Валентина Лесунова  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
На фоне рыб (СИ)
Валентина Лесунова

Жанр:

Рассказ

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

неизвестно

Год издания:

-

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "На фоне рыб (СИ)"

     Полгода я писала роман, семейную сагу, ткала паутину несчастий, выпавших на долю трех поколений, думая, что успешно управляю героями, все нити в моих руках. Но что-то пошло не так, нити запутались в клубки, концов не видно, я чувствовала себя тоже несчастной. К весне отложила свою писанину, как говорила мама, посчитала остатки денег, увы, не хватало не только на кофе, но и еду любимой собачке. На морде Принца читалось: радуйся, что привык к тебе, а то бы давно сбежал от пшеничной каши без масла и куриных лапок.    Полгода я писала роман, семейную сагу, ткала паутину несчастий, выпавших на долю трех поколений, думая, что успешно управляю героями, все нити в моих руках. Но что-то пошло не так, нити запутались в клубки, концов не видно, я чувствовала себя тоже несчастной. К весне отложила свою писанину, как говорила мама, посчитала остатки денег, увы, не хватало не только на кофе, но и еду любимой собачке. На морде Принца читалось: радуйся, что привык к тебе, а то бы давно сбежал от пшеничной каши без масла и куриных лапок.

Читаем онлайн "На фоне рыб (СИ)". Cтраница - 2.

Женщина шагнула в кабинет, и засверкала золотисто-сине-зеленым костюмом, как экзотические рыбки в аквариуме.



   - Я психолог, Галина Николаевна, жена Анатолия Кирилловича, идите за мной.





   Она провела меня в тесное, захламлённое помещение. Все пространство, включая стол и два стула, занимали разноцветные папки, стопки бумаг и книги, с закладками и раскрытые.



   Я достала диплом, трудовую книжку и журналы со своими рассказами, чтобы оправдать перерыв в работе.





   - Очень плохо, что вы пишите, - сказала она, - дети будут вас раздражать, потому что все люди искусства страдают нарциссизмом. Жаль, ведь наши дети и без того обездоленные.



   Я зачем-то стала с ней спорить:



   - Среди нас очень мало преступников, почти нет, и польза от нас, согласитесь, есть.



   Она хмуро посмотрела на меня:



   - Андерсен был детоненавистником.





   Это как обвинить великого сказочника во всех гнусностях мира. Где-то она это вычитала, я порадовалась за Андерсена, что не дожил до нашего времени. И заволновалась, что если психологам доверят цензуру художественных текстов, сколько нас в психушках окажется (тьфу-тьфу).





   Она вытащила из кучи желтый лист с вопросами, освободила один из стульев и ушла.



   Я читала и пыталась угадать подтекст вопросов, но не понимала и думала, если оценивать писателя и психолога по шкале человеколюбия.., но не успела додумать, вернулась Галина Николаевна и ткнула в лист:



   - Отвечайте!



   Я спорить не стала, заполнила, отдала, она снова удалилась.





   Вскоре явилась девушка, красавица с длинными светлыми волосами. Что-то знакомое показалось в повороте головы, овале лица и улыбке, присмотревшись, я уловила сходство с директором. Она назвалась начальником отдела кадров Еленой Анатольевной, я поняла, директорская дочь.





   После оформления красавица провела меня в учительскую, и учительница биологии стала рассказывать про учеников девятого класса. Двух девочек, с которыми я познакомилась, звали Ева и Юля, они подружки, учатся хорошо, у Евы одна мать, бывшая библиотекарь, на пенсии, содержать дочь не в состоянии. С отцом все сложно, он грузин, живет в другой стране. Ева ездила к нему, но не захотела там остаться. У Юли пьющие родители, мать и отчим, отец умер.



   У других не лучше: одна мать, вместо матери бабушка, тетя, пьющие родители, отчим, отец неизвестен. На истории, как дед Панова Миши отсидел за убийство и вернулся в декабре прошлого года, а в Новогоднюю ночь повесился отец, еще неизвестно, самоубийство ли, - я сникла и запаниковала. Кем я могу их увлечь? Достоевским? Да они таких историй порасскажут, на всех современных писателей хватило бы написать не по одному роману.





   В учительскую стремительно вошла психолог.



   - Вы еще здесь? Я забыла вам сказать, что детей без присмотра оставлять нельзя. У нас круглосуточно дежурят педагоги. Дети не должны покидать учреждение, кроме тех, кого забирают на выходные и праздники родители. Пойдемте в мой кабинет, мне нужно, чтобы вы еще один тест заполнили.





   Пока отвечала на странные вопросы типа, с чем можно сравнить свое состояние во время урока: с рекой, лесом или высокой горой, - школу закрыли. Сторож ждал меня и вышел следом.



   - А где дети? - спросила я.



   - По домам распустили, - охотно ответил он, - на все праздники.





   Я перешагивала через строительный мусор, камни и валуны и думала, что и завтра и послезавтра и еще много недель и месяцев буду созерцать этот безрадостный пейзаж. Увы, нужна еда, мне и моему псу Принцу, ежедневно, и никуда от этого не деться. Упрекнула себя за то, что беспокоюсь о еде, а не о детях с тяжелыми судьбами и подумала, может, психолог права. В конце концов, через год брошу работу ради того, чтобы писать. Ненормально, но утешаюсь, что пока официально творчество не считается

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.