Библиотека knigago >> Драматургия >> Драматургия >> Пьесы и сценарии

Александр Исаевич Солженицын - Пьесы и сценарии

Пьесы и сценарии

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Александр Исаевич Солженицын - Пьесы и сценарии - бесплатно (ознакомительный отрывок). Жанр книги: Драматургия, год издания - 2017. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Пьесы и сценарии.  Александр Исаевич Солженицын  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Пьесы и сценарии
Александр Исаевич Солженицын

Жанр:

Драматургия

Изадано в серии:

Солженицын А.И. Собрание сочинений в 30 томах #19

Издательство:

Время

Год издания:

ISBN:

9785969116115

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Пьесы и сценарии"

Девятнадцатый том знакомит читателя с Солженицыным — драматургом и сценаристом. Драматическая трилогия «1945 год», состоящая из Комедии, Трагедии и Драмы, представляет нам искрящееся юмором содружество офицеров победоносной армии; трагические судьбы, перемалываемые контрразведкой СМЕРШ (февраль 1945); дикий быт послевоенных советских лагерей. В томе печатаются три киносценария: «Знают истину танки» (о знаменитом лагерном восстании в Кенгире), «Тунеядец» (комедия из советской жизни) и «В круге первом», написанный для одноименного телесериала режиссера Г. Панфилова (2006); последний публикуется впервые.

Читаем онлайн "Пьесы и сценарии" (ознакомительный отрывок). [Страница - 2]

Отвязывают верёвки.


Пор-рядочек армейский. Так. Ну, подняли! На тумбы!


Зеркало поднимают ребром на приготовленные тумбы.


ГОЛОС ГАЛИНЫ

Зачем вам зеркало?


МАЙКОВ

Яйцо Колумба!

Простая мысль. Не скрою — ради

Оригинальности отчасти,

Сегодня — праздник в нашей части,

Обширный ужин при параде,

А в этом зале нет стола — или упёрли кто.


Вспыхивает яркий электрический свет на люстре. После этого все огни гасятся, уносятся, кроме забытых двух-трёх свечей. Виден десяток хлопочущих красноармейцев, которые потом постепенно тоже уйдут. Доброхотов-Майков, стройный невысокий светлоусый офицер отменной выправки, со многими орденами, иногда без надобности позванивающий шпорами. За столом справа — «карманная» Анечка в военной форме и Галина, одетая строго, с преобладанием чёрного. Радист согнулся у рации. Зеркало блещет в зрительный зал.


(Примерившись.)

Не низко?..

(Картинно облокачивается о подзеркальник с точёными ножками, торчащий теперь вперёд.)

По вдохновению, Галина Павловна! Как пианистка,

Вы знаете — его не охватить логическим умом…

(Жест солдатам класть зеркало плашмя, зеркальной поверхностью вверх.)

…Вот так, чтоб люстра над стеклом…

Оно приходит к нам негаданно, необоримо, грозово! —

Как Суриков — ворону с поднятым крылом

Увидел на снегу — боярыня Морозова!

А ну-ка, Дягилев, вот эту вот приставочку — долой.

(Отходит, распоряжаясь.)


Пожилой красноармеец Дягилев любовно щупает подзеркальник, который ему приказано отбить.


АНЕЧКА

Моложе я его. Двенадцатью годами.


ДЯГИЛЕВ

Тут, видишь, надо’ть с головой…


АНЕЧКА

И может, к лучшему, что разница такая между нами?


ДЯГИЛЕВ

Она, вишь, на шипах да на клею…


РАДИСТ

Приём, приём.


МАЙКОВ

Черта тут думать? — топором!


Быстро входит Старшина, подчёркнуто приветствует Майкова, за ним — Прокопович. В сугубо гражданской унылой позе он долго потом стоит на заднем плане, как бы не замечаемый Майковым.


Что скажешь, старшина?


СТАРШИНА

Я — насчёт скатерти…


МАЙКОВ

Концертный «Беккер»…

И мрачность готики… и скатерть белая… не стиль!

Без скатерти! Командуй: пятый «Студебекер»

Сюда, на зеркало, перенести!


Старшина козыряет.


ГАЛИНА

С подругой детства, за романами романы осушая,

А в сущности, всё повесть грустную о том,

Что охлажденья не минёт любовь мужская…


ДЯГИЛЕВ

(всё так же робко примеряясь к подзеркальнику)

Сказали — чем, товарищ капитан?


МАЙКОВ

Сказал я: то-по-ром!


Дягилев осторожно постукивает обухом.


АНЕЧКА

…Да?


ГАЛИНА

Да.

Что если это неминучая беда,

Так нет спокойней мужа пожилого,

Уж не изменит он, ни-ни.


МАЙКОВ

(отстраняя Дягилева)

А ну-ка, Бурлов, шибани!


Другой красноармеец плюёт на ладони, берёт топор и в два удара с треском отваливает подзеркальник. Анечка затыкает уши. Из коридора бойцы начинают носить угощения, которые тут же, под руководством Майкова и Старшины, раскладываются, наливаются и насыпаются в вазы, графины, на блюда, на тарелки, ставятся в банках стеклянных и металлических. Несут в изобилии и пустую посуду, фарфоровую, серебряную, хрустальную, цветы. Обширный «стол» до отказа заставляется кушаньями и винами. Солдаты вышколены и чётки до циркового предела. Майков распоряжается театральными жестами.


Интересуюсь, Прокопович,

Вы — офицер или попович?

Что вы пришли?


ПРОКОПОВИЧ

(собираясь уйти)

Простите, мне сказали,

Что будто бы меня вы вызывали.


МАЙКОВ

Не будто бы, а вызывал.

А вы пришли и жмётесь, как мешок.

В чём дело? Света не было. Опять стоял движок?

Небось, искра?


ПРОКОПОВИЧ

(сокрушённо)

Искра…


МАЙКОВ

Не может штаб работать в темноте!

За-пом-ни-те!

Сегодня свет не должен здесь ни на минуту гаснуть!

Вам — ясно?


ПРОКОПОВИЧ

(отаптываясь)

Но в функции мои, коль рассуждать формально…


МАЙКОВ

(трагическим шёпотом)

Как вы сказали? — Рассуждать? Печально.

А тысячёнка в месяц — как? А дополнительный паёк?

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.