Библиотека knigago >> Детективы и Триллеры >> Боевик >> Слепая ярость

Говард Хайнс - Слепая ярость

Слепая ярость

Тут можно читать онлайн Говард Хайнс - Слепая ярость - бесплатно полную версию книги (целиком). Жанр: Боевик, год 1993. Здесь Вы можете читать полностью (полную версию, весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Knigago.com (КнигаГо) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями и впечатлениями) о произведении.

Книга - Слепая ярость.  Говард Хайнс  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Слепая ярость
Говард Хайнс

Жанр:

Боевик

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

АСТ-Пресс

Год издания:

ISBN:

5-214-00011-1

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Говард Хайнс - Слепая ярость - краткое содержание

Слепая ярость - описание и краткое содержание, автор Говард Хайнс , читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки knigago.com

Говард Хайнс: — один из наиболее известных ныне в США мастеров особого литературного жанра, получившего название «Кинороман». Основой киноромана служат впечатления, полученные писателем от просмотра кинофильма: на основе этих впечатлений создается новое я зачастую весьма яркое литературное произведение. Жанр киноромана приобрел ныне в мире чрезвычайную популярность, и не в последнюю очередь этому способствовало творчество Г. Хайнса. Профессиональным литератором Хайнс смог стать уже достаточно зрелым человеком, а приключения молодости, в которой были и бродяжничество, и участие в воровской шайке, и вьетнамская война, предопределили тягу писателя к авантюрным сюжетам, обилие сцен насилия и секса в его романах, жесткую и мужественную манеру его письма. Романы Г. Хайнса «Попутчик» и «Слепая ярость» впервые переводятся на русский язык.

Говард Хайнс - Слепая ярость - читать онлайн бесплатно Главная страница.

Слепая ярость - читать книгу онлайн бесплатно без регистрации и sms, автор Говард Хайнс , на сайте КнигаГо


. Иллюстрация № 1
1
Этот сон снился Нику Паркеру постоянно, все двадцать лет, что минули с давней душной ночи во вьетнамских джунглях, с той проклятой ночи, которая разделила его жизнь на свет и тьму. Точнее, даже не сон, а навязчивое видение, преследующее упорно и неотступно, не дающее покоя измученной памяти, — те страшные минуты впечатались в сознание намертво. Такое было впечатление, что снятый однажды фильм снова и снова прокручивается в мозгу, знакомый до последнего кадра, и нет конца этим сеансам, которые, как казалось Нику поначалу, способны довести до безумия. Он просыпался по ночам в холодном поту, с противной дрожью во всем теле и жадно хватал ртом воздух, словно насилу вынырнув из глубокого омута, из-под давящей толщи тяжелой воды, — и в ушах у него стояло тягучее эхо собственного отчаянного крика.

Вообще с годами Нику стало сниться гораздо больше снов — даже в детстве столько их не было. Вероятно, таким образом воображение стремилось хоть как-то компенсировать потери в восприятии, вызванные утратой зрения. Сны уводили его в неведомые страны и на другие планеты, окунали в пучину самых невероятных приключений и дарили общество причудливейших собеседников — от персонажей виденных когда-то фильмов до исторических деятелей. Часто случались и сны-воспоминания, в которых Нику представлялся прожитый день, обретая доскональное визуальное воплощение. В таких снах Ник Паркер видел себя как бы со стороны: вот, например, он идет в супермаркет по рыжеватому каменному тротуару, вдоль которого цветет жимолость, а мимо по мостовой проносятся машины — черные, красные, синие, и красивые разноцветные платья на проходящих мимо женщинах — все до мельчайших подробностей. То есть получившее волю подсознание брало на себя роль переводчика, трансформируя испытанные слуховые и осязательные ощущения в зрительные, как бы стремясь восполнить недостачу неполного контакта с миром.

И еще Нику снились женщины — все те женщины, с которыми доводилось ему вести длинные беседы по телефону. Юные, зрелые, пожилые, блондинки, брюнетки, шатенки, худенькие и пухленькие, высокие и коротышки, меланхоличные мечтательницы и истеричные стервы — любой султан позавидовал бы такому обширному и разнообразному гарему, в котором Ник был полновластным хозяином: развлекал и утешал, карал и миловал, ублажал и поддразнивал. То, что ни одной из них он никогда не видел и не касался, отнюдь не мешало рисовать отчетливые образы: если они сами не рассказывали о своем облике (а как правило, его собеседницы шли на это охотно), то Ник непременно просил их описать себя как можно подробнее, от типа прически до фасона туфелек. А уж характеры-то их, привычки и замашки он представлял себе прекрасно, ведь с ним, таинственным анонимным поверенным, женщины порой бывали куда откровеннее, нежели с самыми близкими людьми. И это естественно: в разговоре с конкретным собеседником помехой служит и смущение, и инстинктивное нежелание вот так вот впрямую, откровенно переваливать на него груз собственных забот — не потому, что люди так уж бережливы друг к другу, нет. Тут срабатывает другое: элементарная опаска — ведь твою исповедь могут использовать тебе же во вред. Воспринять чужую откровенность — значит, нанести себе определенную душевную травму, дискомфорт. Отсюда возникает неприязнь — возможно даже и неосознанная — к тому, кто подкинул тебе таким образом порцию отрицательных эмоций, а как следствие — желание отплатить той же монетой. А с голосом в телефонной трубке можно не церемониться: в жизни ваши пути никогда не пересекутся, никогда вы друг друга не увидите, а коль увидите — так не узнаете. Тем более что слово «увидеть» имело для Ника Паркера смысл совершенно особенный, недоступный зрячим.

Его, можно сказать, внутреннее зрение руководствовалось памятью, догадкой и интуицией. Плюс — слуховая информация, из которой, по причине обостренного восприятия, Ник извлекал гораздо больше обычного человека. Разумеется, он не ведал, в какой цвет окрашен прошуршавший мимо шинами автомобиль, — но по шуму мотора довольно-таки безошибочно мог отличить, например, «ровер» от «понтиака», хотя их внешний вид представлял довольно смутно, ведь за два десятка лет очертания машин изменились значительно. А вот уловить разницу между «фордом-скорпио» и «фордом-эскорт» Нику было не под силу — слишком

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.