Библиотека knigago >> Культура и искусство >> Культурология >> Лаборатория понятий. Перевод и языки политики в России XVIII века. Коллективная монография

Мария Сергеевна Неклюдова , Майя Борисовна Лавринович , Коллектив авторов -- Филология , Татьяна Владимировна Артемьева , Елена Васильевна Бородина , Константин Дмитриевич Бугров , Рива Арсеновна Евстифеева , Михаил Александрович Киселев , Кирилл Александрович Осповат , Мария Александровна Петрова , Надежда Юрьевна Плавинская , Сергей Викторович Польской , Владислав Станиславович Ржеуцкий , Олег Владимирович Русаковский , Мишель Тисье , Ингрид Ширле - Лаборатория понятий. Перевод и языки политики в России XVIII века. Коллективная монография

Лаборатория понятий. Перевод и языки политики в России XVIII века. Коллективная монография

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Мария Сергеевна Неклюдова , Майя Борисовна Лавринович , Коллектив авторов -- Филология , Татьяна Владимировна Артемьева , Елена Васильевна Бородина , Константин Дмитриевич Бугров , Рива Арсеновна Евстифеева , Михаил Александрович Киселев , Кирилл Александрович Осповат , Мария Александровна Петрова , Надежда Юрьевна Плавинская , Сергей Викторович Польской , Владислав Станиславович Ржеуцкий , Олег Владимирович Русаковский , Мишель Тисье , Ингрид Ширле - Лаборатория понятий. Перевод и языки политики в России XVIII века. Коллективная монография - бесплатно (ознакомительный отрывок). Жанр книги: Культурология, Литературоведение, Современные российские издания, История России и СССР, год издания - 2022. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Лаборатория понятий. Перевод и языки политики в России XVIII века. Коллективная монография.  Мария Сергеевна Неклюдова , Майя Борисовна Лавринович , Коллектив авторов -- Филология , Татьяна Владимировна Артемьева , Елена Васильевна Бородина , Константин Дмитриевич Бугров , Рива Арсеновна Евстифеева , Михаил Александрович Киселев , Кирилл Александрович Осповат , Мария Александровна Петрова , Надежда Юрьевна Плавинская , Сергей Викторович Польской , Владислав Станиславович Ржеуцкий , Олег Владимирович Русаковский , Мишель Тисье , Ингрид Ширле  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Лаборатория понятий. Перевод и языки политики в России XVIII века. Коллективная монография
Мария Сергеевна Неклюдова , Майя Борисовна Лавринович , Коллектив авторов -- Филология , Татьяна Владимировна Артемьева , Елена Васильевна Бородина , Константин Дмитриевич Бугров , Рива Арсеновна Евстифеева , Михаил Александрович Киселев , Кирилл Александрович Осповат , Мария Александровна Петрова , Надежда Юрьевна Плавинская , Сергей Викторович Польской , Владислав Станиславович Ржеуцкий , Олег Владимирович Русаковский , Мишель Тисье , Ингрид Ширле

Жанр:

Культурология, Литературоведение, Современные российские издания, История России и СССР

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

Новое литературное обозрение

Год издания:

ISBN:

978-5-44-482010-0

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Лаборатория понятий. Перевод и языки политики в России XVIII века. Коллективная монография"

Изучение социокультурной истории перевода и переводческих практик открывает новые перспективы в исследовании интеллектуальных сфер прошлого. Как человек в разные эпохи осмыслял общество? Каким образом культуры взаимодействовали в процессе обмена идеями? Как формировались новые системы понятий и представлений, определявшие развитие русской культуры в Новое время? Цель настоящего издания — исследовать трансфер, адаптацию и рецепцию основных европейских политических идей в России XVIII века сквозь призму переводов общественно-политических текстов. Авторы рассматривают перевод как «лабораторию», где понятия обретали свое специфическое значение в конкретных социальных и исторических контекстах.
Книга делится на три тематических блока, в которых изучаются перенос/перевод отдельных политических понятий («деспотизм», «государство», «общество», «народ», «нация» и др.); речевые практики осмысления политики («медицинский дискурс», «монархический язык»); принципы перевода отдельных основополагающих текстов и роль переводчиков в создании новой социально-политической терминологии.

Читаем онлайн "Лаборатория понятий. Перевод и языки политики в России XVIII века. Коллективная монография" (ознакомительный отрывок). [Страница - 3]

историческую эпоху.

Центральный вопрос книги, вокруг которого переплетаются все основные сюжеты наших авторов, — это перевод как культурная практика и способ присвоения знания, в данном случае знания о власти и об устройстве общества. Мы обратимся к переводу в его расширенном значении, в контексте становления светского рационального знания об обществе и государстве, которое можно описать как «политическую науку», но, избегая прямых ассоциаций с современным узким значением этого понятия и опираясь на терминологию изучаемой эпохи, следовало бы назвать «гражданской наукой» или «художеством политическим» (scientia civilis/scientia politica/ars politica). Эта «наука» была призвана говорить с членом общества («подданным», «гражданином», «сыном отечества», «статским мужем») о предназначении, истории, устройстве и механизмах управления «гражданского общества» (societas civilis)[8] и должности самого гражданина (civis) в нем[9]. Scientia civilis и scientia politica использовались как синонимы, прямо восходя к понятию politikê epistêmê Аристотеля, который видел в нем учение об «общем благе»[10]. Уже у Цицерона «гражданское учение» рассматривалось как искусство участия гражданина в управлении политическим сообществом[11]. В этом же значении понятие «политическое художество» попало в Россию начала XVIII века и стало использоваться в переводах и оригинальных сочинениях вместе со своими синонимами. Сам Петр I поручил перевести политический трактат Самуэля Пуфендорфа, поскольку прислушивался к мнению людей, «в том наученных художестве»[12]. Русские читатели могли обнаружить разговор об этом «художестве» в предисловии переводчика («политика истинная есть художество управлять государством»), в переводе известного памфлета («художество государствования») или в сборнике наставлений, где есть прямой аналог scientia civilis — «наука до Гражданства»[13]. Таким образом, благодаря переводным текстам разговор о гражданской науке становится возможным для русской культуры XVIII века.

От текстуального к культурному переводу
В последние время все чаще говорят о «переводческом повороте» (translation turn) в гуманитарных науках, благодаря которому «перевод оказывается новым основополагающим понятием наук о культуре и обществе»[14], а его расширенное понимание ведет к пересмотру старых подходов к практикам перевода. Действительно, переводческие исследования (translation studies) постоянно расширяют свое исследовательское поле и становятся важнейшей частью современной интеллектуальной и культурной истории. Как могут культуры взаимодействовать друг с другом, каким образом передаются информация и технологии, как осуществляется трансфер знаний и, наконец, что и почему «теряется» при переводе?

В XX веке объектом переводческих исследований были, прежде всего, переводы известных классических текстов, а сам перевод рассматривался как способ кодирования и декодирования значений с помощью знаков. Лингво-семиотический подход к переводу рассматривал культуры как знаковые системы, а обмен информацией между ними как процесс декодирования значений в рамках иной знаковой системы. У Джорджа Стайнера герменевтический и лингво-семиотический подходы привели к комплексному осознанию культуры как формы переноса смыслов во времени и пространстве, а перевод рассматривается им как универсальная модель коммуникации внутри самой культуры[15]. К сходным идеям пришел Ю. М. Лотман, который считал, что перевод присутствует в любом обмене сообщениями внутри культуры, а поскольку знаковые системы индивидов не обладают полной тождественностью, перевод становится «элементарным актом мышления»[16]. В то же время Лотман развивал идею Д. С. Лихачева о «трансплантации» как форме культурного переноса текста, который начинает жить своей жизнью на новой почве[17]. Но если для Лихачева трансплантация выступает исключительным признаком средневековой культуры, поскольку текст в рамках рукописной традиции не имел «окончательного вида», то для Лотмана она возможна в разных исторических культурах как универсальная модель присвоения не только текстов, но и практик, бытового поведения и форм мышления. В этом отношении множественность языков культуры обеспечивает диалогический характер перевода, результатом которого почти всегда является создание нового текста, а эквивалентность при переводе никогда не выступает как

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.