Библиотека knigago >> Культура и искусство >> Музыка >> Серж Гензбур: Интервью / Сост. Б. Байон

Бруно Байон - Серж Гензбур: Интервью / Сост. Б. Байон

Серж Гензбур: Интервью / Сост. Б. Байон

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Бруно Байон - Серж Гензбур: Интервью / Сост. Б. Байон - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Музыка, год издания - 2007. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Серж Гензбур: Интервью / Сост. Б. Байон.  Бруно Байон  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Серж Гензбур: Интервью / Сост. Б. Байон
Бруно Байон

Жанр:

Музыка

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

Азбука-классика

Год издания:

ISBN:

978-5-91181-456-4

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Серж Гензбур: Интервью / Сост. Б. Байон"

Серж Гензбур — певец, поэт, композитор, сценарист, актер, кинорежиссер — был кумиром французской публики, «священным чудовищем» европейской эстрады. Он вывел со своими песнями на сцену целую плеяду прекрасных актрис: Брижит Бардо, Джейн Биркин, Катрин Денев, Ванессу Паради, Изабель Аджани и др. Его произведения, давшие новое дыхание французскому языку, его высказывания и образ даже много лет спустя после его смерти не перестают восхищать, удивлять и эпатировать публику. Вниманию читателя предлагаются интервью Гензбура, где затрагиваются самые разные темы — жизнь, смерть, слава, музыкальная мода, любовь и отвращение, доброта и жестокость.


Читаем онлайн "Серж Гензбур: Интервью / Сост. Б. Байон". Главная страница.

Серж Гензбур: Интервью / Сост. Б. Байон

Об авторе

Гензбур — лучший и худший, инь и ян, белое и черное. Кажется, это был... Маленький Принц, перед трагической реальностью жизни превратившийся в Квазимодо.

Брижит Бардо
Практически все, кто видит Гензбура, проникаются к нему любовью. Когда такой человек рядом с тобой, ты чувствуешь свет и радость.

Джейн Биркин

Гензбур рассказывает о своей смерти[1]

Интервью с Бруно Байоном[2]
Я думаю, что нет таких слов, которыми можно было бы изобразить с достаточной яркостью восторг души человеческой, восставшей, так сказать, из гроба.

Даниэль Дефо. Робинзон Крузо

К читателю

Эта книга составлена из интервью, взятых у Сержа Гензбура[3].

Первое интервью, записанное в конце сентября 1981 года, частично опубликованное 16 ноября того же года в ежедневной газете «Либерасьон» под заголовком «Изысканная смерть Сержа Гензбура», переизданное in extenso[4] (за исключением двух оскорблений в адрес Ива Монтана[5]) 4 марта 1991 года (перепечатка 5 марта) под заголовком «Гензбур рассказывает о своей смерти», воспроизводится здесь слово в слово.

Второе интервью, датируемое августом 1984 года, опубликованное в среду 19 сентября того же года в той же газете Жан-Поля Сартра[6], но в укороченном варианте под заголовком «Сексуальная бомба Гензбур», приводится здесь целиком.

В этой окончательной версии, — учитывая длительность записи и желая облегчить восприятие, — мы, не прерывая нити беседы, произвольно разбили ее на разделы и дали им заголовки. Чтобы выгоднее представить текст, то есть речь Сержа Гензбура, мы вырез`али часто и без колебаний уточнения, оговорки, повторы.

Смерть

Говорить о дружбе так, как говорил он, невозможно. В какой-то момент наши отношения были в разгаре: прогулки с «клошар-остановками» («Держи, вот тебе стольник, но не на еду, а на выпивку!»), ежедневные разговоры по телефону, дни рождения, посещения Лондона с Марианной Фэйтфул[7], домашние трапезы и «поцелуи по-русски». Был у наших отношений и финал: когда умерла его мать, именно меня, якобы больного, он призвал первым в похоронный комитет (хладнокровно сообщив мне в тот день, между двумя oye-oye[8], что эта утрата для него не так тяжела, как расставание с его спившейся собакой, умершей несколькими годами раньше). Не правильнее ли говорить о «привязанности», как он сам написал в записке с желтозвездной росписью в 1989 году?

Скажем «знакомство». В лучшем случае Гензбур мог считаться лицейским приятелем на всю жизнь; в худшем же для него любой из нас — в фаворе или нет — всегда оказывался лишь одним из ста пятидесяти придворных льстецов. Не говоря уже о близости интересов, ну на чем основывались наши отношения? Я никогда не был его восторженным поклонником. Еврейский вопрос меня совершенно не интересовал. Я не был ни коллекционером, ни кинолюбителем, я не пил и не курил, мне были всегда противны как наркоманская образность, так и алкоголическая поэтика с ее философскими глубинами на дне бутылки. Что до обожаемого подростками Бориса Виана[9], к которому Гензбур, по его собственному признанию, восходит душой и телом, мне он безразличен. Как и сюрреализм. Как и гомосексуализм, который нашего героя не оставлял равнодушным. То же самое можно сказать о красотах скульптуры, графики и прочих изящных искусств. Короче, что же тогда?

Мораль. В завещании, которое нам предстоит прочесть, мораль Диогена[10] — Гензбура сводится к следующему лозунгу: «Все — полная фигня». Эта установка мне нравится. Затем, другая, явно связанная с предыдущей, заключается в том, чтобы подвергать все осмеянию; в возрасте, когда обычно образумливаются, известный нигилист Гензбур оставался неисправимым и чувствовал себя в своей тарелке, если случалось опозориться, подурачиться, сцепиться с кем-нибудь, урвать что-нибудь задарма, нашкодить, стибрить, испортить. Он любил ругаться с обывателями на стоянке такси, обожал издеваться над чернью, с удовольствием оскорблял (всех, от Гонзага Сен-Бриса[11] до Риты Мицуко[12], от Башунга[13] до Аджани[14], не говоря уже о Ги Беаре[15]), нашептывал гнусности мусульманским девушкам,

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.