Библиотека knigago >> Литература по эпохам >> Литература ХX века (эпоха Социальных революций) >> Витторио Страда о романе В. Кочетова «Чего же ты хочешь?»

Витторио Страда - Витторио Страда о романе В. Кочетова «Чего же ты хочешь?»

Витторио Страда о романе В. Кочетова «Чего же ты хочешь?»

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Витторио Страда - Витторио Страда о романе В. Кочетова «Чего же ты хочешь?» - бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Публицистика, Литературоведение, Литература ХX века (эпоха Социальных революций), Советские издания, Статья, год издания - 1970. На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - Витторио Страда о романе В. Кочетова «Чего же ты хочешь?».  Витторио Страда  - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо
Название:
Витторио Страда о романе В. Кочетова «Чего же ты хочешь?»
Витторио Страда

Жанр:

Публицистика, Литературоведение, Литература ХX века (эпоха Социальных революций), Советские издания, Статья

Изадано в серии:

неизвестно

Издательство:

неизвестно

Год издания:

ISBN:

неизвестно

Отзывы:

Комментировать

Рейтинг:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги "Витторио Страда о романе В. Кочетова «Чего же ты хочешь?»"

Критическая рецензия на роман Кочетова.

Отрывок опубликован в андроповском «Политическом дневнике» №72 (Сентябрь 1970) // Политический дневник, 1972, Амстердам, Фонд имени Герцена, С. 778—787.


Читаем онлайн "Витторио Страда о романе В. Кочетова «Чего же ты хочешь?»". Главная страница.

Витторио Страда о романе В. Кочетова

В Италии вышел в свет роман В. Кочетова «Чего же ты хочешь?» Предисловие к роману написал итальянский коммунист и литературовед В. Страда. Ниже мы приводим отрывок из этого предисловия.

. Иллюстрация № 1


Эренбург в частных беседах называл Кочетова фашистом. Эта характеристика, кажется, не вызывает возражений, она пожалуй безукоризненна. Но мы не желаем употреблять эту характеристику при историческо-критическом, объективном и научном анализе, который собираемся сделать. Сколь бы обскурантистскими ни были инстинкты политического противника, мы не намерены пользоваться полемическим приемом, который заключается в приклеивании любому реакционеру ярлыка «фашиста». И нет ничего более печального, чем обмен выпадами между двумя крупнейшими «социалистическими государствами», согласно которым в СССР нарождается новая форма фашизма, а Китаем правит новый Гитлер. Политический результат таких порочащих утверждений ничтожен, а явление, которому приклеивается ярлык «фашистское» теряет свои весьма важные и оригинальные отличительные признаки, которые надо выявить и проанализировать, а не позволять им скрываться в кромешной тьме, где все ретрограды — мрачные и нечистоплотные. Метафорически можно, конечно, назвать американского маккартиста «фашистом». Но, не говоря уже о том, что маккартист мог бы предъявить историческое алиби: в свое время он воевал против фашизма, — с политической и критической точек зрения полезнее объективно изучить классовое положение и установить, при каких конкретных обстоятельствах возникли маккартизм и типично американская (впрочем, не только американская) антиинтеллектуальная традиция. Все это имеет прямое отношение к Кочетову. Мы не станем прибегать к легкому приему наклеивания ярлыков и попытаемся уточнить три русских источника кочетовщины.

Существует еще одно определение для Кочетова и ему подобных — их обычно определяют как «сталинистов», конечно, в метафорическом смысле. Но и с такого рода определением нельзя, по нашему мнению, полностью согласиться. В первую очередь потому, что Советский Союз уже длительное время проходит послесталинскую фазу, для которой характерна активизация общественных сил и прежде всего интеллигенции. Во времена Сталина немыслимо было бы появление романа, содержащего, как роман Кочетова, своеобразные конфликты, отражающего — пусть со злобной реакцией, с искажениями — новую историческую ситуацию. Собственно говоря, недопустимо столь поверхностное полемическое применение двух близких друг к другу терминов — «сталинист» и «фашист», ибо это вызывает подозрительную путаницу. Как ни расценивать сталинизм, его историческая и общественная природа отличается от природы фашизма. Убедительная идеологическая интерпретация этих двух явлений как равноценных форм единого «тоталитаризма» невозможна. По ряду аспектов сталинизм был хуже фашизма, ибо, если фашизм, с марксистской точки зрения, был новой формой буржуазной власти, не противоречившей ее классовой природе, то сталинизм был исключительно неожиданным перерождением социалистической власти, рожденной революцией, которая совершилась во имя освобождения человека и демократизации общества. Можно утверждать, что сталинизм столь же родственен социалистической демократии, как фашизм — буржуазной демократии. Но следует подчеркнуть при этом такую характерную черту сталинизма, как то, что и в СССР, и за его пределами огромные массы под знаменем Сталина развернули существенные коллективные действия, в которых были заложены их подлинные и глубокие социалистические устремления и чаяния.

С политической точки зрения вполне допустимо считать Кочетова «сталинистом», тем более, что сам писатель претендует на такое родство, но это ничуть не поможет нам понять существо вопроса. Впрочем, Кочетов, собственно говоря, еще в большей мере, чем по Сталину, тоскует по Берии; в романе читатель найдет немало слов и интонаций сожаления об исчезнувших «прекрасных временах», когда советское общество было зажато в железный полицейский кулак.

Бесспорно, что для послесталинской фазы советского развития характерны две объективные возможности: путь социалистической демократии и путь в направлении авторитарности, не терпящей возражений. Формы проявления этих двух возможностей могут, естественно, быть

Оставить комментарий:


Ваш e-mail является приватным и не будет опубликован в комментарии.